A+ A A-

Сьюзен Аллен

Вступление

Прежде всего я хочу ясно сказать что я не должна выражать свою личную точку зрения о том какими должны выглядеть грузино-югоосетинские отношения в будущем. Я это вижу так: будущее грузин и осетин в ваших руках. Люди из вне могут стараться быть вашими друзьями в то время как вы строите ваше будущее, но это должно быть ваше будущее. Это должно быть будущее с которым вы сможете жить дальше. И по этому мнения людей со стороны могут быть полезны только в том случае если вы из находите полезными.

Заал Анджапаридзе

 

Вместо введения

Я приветствую всех, и прежде всего хочу выразить благодарность организаторам этого мероприятия и в первую очередь Университет Джорджа Мейсона и всех доноров, которые сделали возможным этот очень важный форум.

В Древнем Риме существовала поговорка: «Когда гремит оружие, законы молчат». Она легла в основу другой распространенной поговорки: «когда говорят пушки, музы молчат». Во время очень короткой, но опустошительной войны в августе 2008 года музы политиков не шли дальше жестких, сиюминутных и непродуманных решении. И чем все это кончилось мы все знаем. Однако после войны пришло время и надобность осмыслить произошедшее и искать пути постепенного восстановления доверия, взаимопонимания и, по возможности, открывать окна для сотрудничества. Сложность задачи состоит в том, что это приходится делать на фоне последствий войны, имеющихся старых и новых противоречий, существующих и потенциальных угроз и вызовов безопасности в регионе. Но тем не менее искать доверие надо.

Валентина Котолова

Я говорю о том, в какой ситуации сегодня находится Южная Осетия - это мой личный взгляд изнутри, я гражданка Южной Осетии, я родилась в Южной Осетии и свои 60 лет тоже встречаю в Южной Осетии.

 В августе 2015 года исполняется 7 лет со времени окончания пятидневной т.н. августовской войны в Южной Осетии. Эта августовская война в Южной Осетии, в свою очередь, завершила 20-летний период отечественной войны южных осетин за государственную и национальную независимость. С этого момента и по сегодняшний день Республика Южная Осетия - суверенное, независимое государство. Мировое сообщество, конечно, неоднозначно принимает этот факт. Перефразируя знаменитое выражение, я могу сказать, что для кого-то существование Южной Осетии как независимого государства - это соблазн, а для кого-то - это безумие.

Фил Гамагемян

(стенограмма доклада в рамках 19ой встречи "Точка Зрения")

Много чего можно сказать о том, что плохо везде. Мы все это хорошо знаем и уже не раз за последние два дня об этом говорили, так что я почти сразу хочу перейти к тому, что мы с этим можем делать и привести мои рекомендации по этому поводу. Но начну с анекдота. Анекдот не случайный, он использовался во время серии встреч, которая называлась «Преодолевая тупик», очень похожий формат на этот, но в армяно-азербайджанском контексте. Анекдот такой - подходит крыса к хомяку и говорит: «У меня к тебе вопрос, дорогой. Тебя все любят, гладят, покупают своим детям, даже в постель берут. А вроде бы мы одно животное, очень друг на друга похожи, почти не отличаемся, но вот меня почему-то все бьют, капканы ставят, травят. Как мне изменить это? Почему у меня такая ситуация?». Хомяк думает, думает и говорит: «У тебя ПР плохой».

Иракли Берулава

 

На мой взгляд, проблема Грузии и большей части постсоветского пространства в том, что традиционные СМИ, прежде всего, телевизионные, в большинстве своем и сегодня являются пиар-службами, обслуживающими власть, оппозицию или денежных мешков. Когда говорят, нет цензуры сверху - соглашаюсь! Цензуры  уже и не нужно,  сейчас главная проблема - самоцензура. Журналист, идущий в ту или иную организацию, попадает в редакционную канву и начинает соответствовать определенному мышлению. Это как покорная девица, которую выдали замуж за богатого взрослого мужчину. Она с детства знает место богатого мужа и как ему угодить. К сожалению, я говорю о большинстве СМИ, т.е. не обо всех.  Хочешь протестовать - останешься без денег, что очень давит на выбор людей. Сложно при низком социальном статусе идти против течения в бедных странах с высоким уровнем безработицы. И если кто и выступает против,  то вряд ли это журналисты. 

Георгий Канашвили


Госпожа Лира уже сказала, что идея этой темы - «Цена конфликта» у нас зародилась во время последней встрече. К сожалению, в этом направлении в Грузии, я не знаю как в Армении и Азербайджане, но особо о ней никто не думает. Во-первых, какую цену мы заплатили за эти конфликты, какой был нанесен ущерб. И еще другая сторона. Есть известный конфликтолог Галтунг и ему принадлежат многие теории по трансформации конфликтов. Он был у нас в Тбилиси и во время встречи в Кавказском доме он задал такой вопрос: «А что было бы, если бы этих конфликтов вообще не было или же вы как-то их смогли решить?». И я тогда подумал, вот он старый человек, у него уже маразм и он придумывает: «Что было бы, если этого не было…». Но это мысль продолжала работать, и в своем докладе я тоже хочу этого коснуться – что было бы, каким был бы наш регион, если бы не было конфликтов.

Дина Алборова

Во-первых я хочу сказать, что тема действительно страшно необъятная и широкая, и глубокая, и так как у нас времени мало, я пройдусь по основным моментам, которые были отмечены.

Которые, очень тяжелая ситуация и писать о трагедиях и той цене, которую мы платим за то, что происходило и происходит, это довольно нелегко в моральном смысле. Но как известно, каждое действие, как и бездействие, имеет свою цену. Тем более, когда речь идет о конфликтах, вооруженных конфликтах, цена эта измеряется различными эквивалентами. Тут тоже очень трудно определить какие критерии брать. Эти эквиваленты финансовые, моральные, исторические, политические, человеческие и т.д., и, как правило цена конфликта показана в статистике, в цифрах. Но есть такая цена, которую невозможно показать в цифрах. Это душевные, психологические травмы, разрушенные отношения, разрушенные семьи, которые потом уже переходят в статистику заболеваемости, смертей, в том числе и суицидов и т.д.

Александр Скаков 

Ситуация в треугольнике Россия - Южная Осетия – Грузия на сегодняшний день определяется сочетанием целого ряда факторов, как внутриполитических (для того или иного «угла» этого треугольника), так и внешнеполитических, причем отделить политику «внутреннюю» от политики «внешней» при анализе сложившегося положения не всегда удается. Основным внешнеполитическим фактором является прискорбное для обеих сторон кардинальное ухудшение отношений между Россией и Евросоюзом. Вполне очевидно, что это ухудшение ослабляет как Москву, так и ЕС, и поэтому вполне соответствует интересам геополитических конкурентов, в первую очередь, США, которые и подбрасывают щепки в то тлеющий, то разгорающийся костер. Относительная стабилизация ситуации на Юго-востоке Украины не входит в планы внешних сил, и идущее сейчас резкое ухудшение обстановки вокруг Приднестровья, не соответствующее интересам ни Москвы, ни Киева, вполне вписывается в эту логику.

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена