A+ A A-

Социально-политическая ситуация: Взгляд из Цхинвала

Автор 

Валентина Котолова

Я говорю о том, в какой ситуации сегодня находится Южная Осетия - это мой личный взгляд изнутри, я гражданка Южной Осетии, я родилась в Южной Осетии и свои 60 лет тоже встречаю в Южной Осетии.

 В августе 2015 года исполняется 7 лет со времени окончания пятидневной т.н. августовской войны в Южной Осетии. Эта августовская война в Южной Осетии, в свою очередь, завершила 20-летний период отечественной войны южных осетин за государственную и национальную независимость. С этого момента и по сегодняшний день Республика Южная Осетия - суверенное, независимое государство. Мировое сообщество, конечно, неоднозначно принимает этот факт. Перефразируя знаменитое выражение, я могу сказать, что для кого-то существование Южной Осетии как независимого государства - это соблазн, а для кого-то - это безумие.

Но есть еще и наше мнение и мнение России. Для Южной Осетии и для России это просто исторический факт – тот исторический камень, на котором мы строим наши отношения между Россией и Южной Осетией и в настоящем, и на долгую перспективу в будущем. Исходя из этого понятно, конечно, что и Южная Осетия, и Россия будут строить свои отношения именно из этого факта. И наши взаимоотношения строятся и имеют под собой очень длинную и долгую историю, которая, конечно, не всегда была усеяна розами. Осетия вошла в состав Российской Империи во второй половине 18-го века. В начале 20-го столетия единая Осетия была разделена искусственно на Южную и Северную, в результате чего юг Осетии оказался в составе грузинской ССР в статусе автономной области. А Северная Осетия – северная часть Южной Осетии вошла в состав Российской Советской Социалистической Федерации в статусе автономной республики. Ей чуть больше повезло. В результате Горбачевской перестройки в советских республиках началось активное движение за независимость от России и образования моноэтнических государств. Не стала в этом историческом процессе исключением и Грузинская ССР. Ну, я не буду дальше историю рассказывать. Дальше и всем известно - был провозглашен со стороны Грузии лозунг: «Грузия для грузин», а в 91 году началась материализация этого лозунга. И вот материализация этого лозунга – военное решение этого лозунга, она длилась 20 лет и закончилась в августе 2008 года. Операция, которая проводилась  в тот период, называлась «Чистое Поле».


Я называю самые знаковые даты – 26 августа 2008 года. Южная Осетия была официально признана РФ как независимое самостоятельное государство. Совершенно очевидно, что с этого времени основы международного права, сформулированные после второй мировой войны, были исчерпаны и совсем были неспособны быть регуляторами отношений между народами и государствами. Но учитывая такие факты…почему мы говорим, что международное право, которое было фактором обустройства мирового сообщества после второй мировой войны, исчерпаны. Мы называем такие эмпирические факты - это распад Советского Союза, кровавые конфликты на постсоветском пространстве, переход от биполярной системы мирового устройства к однополярной, признание Косово, а теперь еще события на Украине, так называемое Исламское государство и еще очень много других проблем. И вот в этой ситуации сегодня вынуждена существовать, в том числе, и маленькая Южная Осетия. Для  нас это, конечно, очень важный факт, что мы признаны со стороны России и что Россия стала гарантом нашей национальной безопасности.

 

Я немного скажу о тех проблемах, которые у нас существуют внутри – государственные проблемы. Был очень тяжелый период и наверное эти слова никогда не выразят той трагичности ситуации, которую мы прошли за 20 лет, но сегодня мы имеем то, что имеем. Общество находится, можно сказать, в переходном периоде. Я имею введу, что общество сегодня отчётливо не стратифицированно и не структурированно и это в какой-то степени мешает нам принимать какие-то планы и реально их реализовать. Вторая очень серьезная проблема для нашего общества - это то, что во время войны было сожжено более 120 сел и фактически наши села сегодня находятся в запустелом состоянии. Это то выражение, которое нам всем знакомо из Библии: «Было проклято это место мерзостью запустения». К сожалению, это случилось с моей родиной.

 

Более того, следующая проблема, которая реально существует для нашего общества, для нашего государства, - это, конечно, международное давление. Это международное давление может быть не столько на Южную Осетию оказывается, сколько на Россию, говоря от том, что Россия оккупировала территории, Россия нарушает международное право и т.д. При этом почему-то забывают, что когда Россия решила защитить Южную Осетию от грузинской агрессии, то она действовала абсолютно в соответствии со своей конституцией и абсолютно в соответствии с международным правом. При этом забывается тот элементарный факт, что 80% населения Южной Осетии на период августа 2008 года имели российское гражданство и Россия по своей конституции должна была просто, элементарно защитить своих граждан. Во-вторых, на территории Южной Осетии находился ограниченный миротворческий контингент российских сил и не защитив их Россия бы выглядела в глазах своих граждан и в глазах мирового сообщества каким-то монстром.

 

Следующая проблема, которую я называю для нашего общества, - это, конечно, высокий уровень безработицы. Причины здесь разные. Во-первых, сказались результаты 20-летней войны. Наше мужское общество все эти 20 лет провело в качестве военных сил – в окопах, в очень тяжелых условиях, в какой-то степени они недополучили образование, в какой-то степени не получили профессию, в какой-то степени они психологически не готовы сегодня к какому-то профессионально созидательному труду, и физически здоровье, конечно, населения мужской части, молодой мужской части, оно очень сильно подорвано. Это первая причина такого высокого уровня безработицы. А дальше конечно существуют экономические проблемы. За эти 20 лет была абсолютно разрушена наша промышленная инфраструктура, т.е. такие заводы как «Вибромашина», которые имели в свое время статус союзных промышленных центров, они были просто уничтожены. Пищевая промышленность, которая у нас была ведущей промышленностью, горнодобывающая, которая тоже была ведущей промышленностью, все это сегодня находится в бедственном состоянии.

 

И следующая проблема, которую я называю, это в какой-то степени правовой нигилизм (может я неправильно выражаюсь). В силу опять же объективных причин, у нас до сегодняшнего дня вся правовая система функционирует на базе российской правовой системы, т.е. у нас нет своего национального уголовного кодекса, гражданского кодекса и остальных отраслей права. В основном мы пользуемся российским законодательством, но для суверенного, независимого государства это реальная проблема, которую нужно срочно решать. И насчет конституции я хочу сказать – тоже для нас реальная проблема. До сегодняшнего дня, по не совсем понятным причинам, у нас нет Конституционного суда. И очень много статей конституции и, в частности, важных разделов 1 и 2 главы, конечно сегодня нуждаются в корректировке, уже хотя бы потому что конституция была принята задолго до того как мы были признаны независимым государством. А сегодня в статусе суверенного государства нужно не только корректировать эти главы, статьи и т.д., а нужно принимать новую конституцию. Но я хочу сказать, что работа над этим ведется на самом высоком уровне нашими правоведами и нашими законодателями, парламентариями. И мы очень надеемся, что очень скоро проблема будет решена.

 

Теперь я хочу сказать об основном событии, которое произошло в нашем обществе за последние месяцы, за последую весну, - это, конечно, договор, о котором здесь было уже упомянуто, между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия о союзничестве и интеграции. Этот договор был подписан 18-го марта 2015 года. Здесь уже прозвучали слова по поводу того, что договор вроде бы развел наше общество на две противостоящие стороны, что вроде бы одни хотели, одни не хотели. Проблема была не в том, что одни хотят, а другие не хотят, проблема и сегодня остается. Это нормальное состояние, когда общество… кстати на счет того проекта договора …. Проект договора обсуждался на самых различных площадках и на самых различных уровнях. В частности, я сама - преподаватель университета, и в университете несколько раз собирались по поводу еще тогда проекта договора и потом с нашими замечаниями проект договора передавался комиссии, которая составляла текст этого договора, и что-то они учитывали, что-то не учитывали. Естественно, может быть в чем-то мы и были неправы. В том числе и работники культуры, работники правовой сферы, предприниматели,  активные лидеры, они все обсуждали проект договора, поэтому говорить, что нам навязали что-то…., нам никто ничего не навязывал. Почему были разные точки зрения по поводу составлять или не составлять такой договор, в основном речь шла о вхождении в Россию или наоборот сохранения своей независимости как государственного, политического организма. Тоже нормальный был разговор и нормальная дискуссия, потому что невозможно было однозначно… и та и другая точка зрения имеют под собой основания положительные, и та и другая точка зрения имеют свои недостатки, и поэтому было нормально то, что общество разговаривало и продолжает разговаривать на эту тему.

 

Но теперь конкретно, если говорить о том, что мы все-таки получили с этого договора. В принципе народ наш, я не знаю, лично я не проводила никаких социологических исследований, но мне приходится общаться с огромным количеством людей на разных уровнях, на разных стратах, я со всей ответственностью говорю, что 90% населения довольны тем, что этот договор подписан. И если мы чем-то недовольны, то недовольны тем, что еще какие-то моменты остались не учтены в этом договоре. Например, в этом договоре ничего не сказано о том, чтобы создать единую правовою систему.  Нам очень хотелось этого, но очевидно есть какие-то основания для того, что … учитывая, что мы пока все-таки независимый политический организм, нам нужно иметь независимое правовое пространство, хотя есть очень большое желание. Вот я говорила, что учитывая, что есть в какой-то степени несовершенство правовой системы  и т.д., нам бы все-таки, лично мне хочется, чтобы была единая правовая система. О чем мы все-таки реально подписали договор. Первое и самое важное для нас - Россия обеспечивает нашу национальную безопасность. Учитывая очень тяжелый современный мир, в котором мы все находимся, учитывая то, что происходит на Украине. Украина для меня не чужое государство, для меня Украина - в какой-то степени духовная родина, я там получила высшее образование, работала преподавателем во Львовском университете. И вот во сне никому не могло присниться, что Украину могут просто стереть с лица земли. Непонятно зачем, непонятно какие силы, мне все это непонятно, например. Может кому-то понятно. Я к чему говорю, что если уже Украину можно раздолбить – в центре Европы государство, которое представлено 45 миллионами населения, то почему Южная Осетия должна верить в что одни соседи, другие соседи, Америка и еще кто-то, говорят нам «не бойтесь, не бойтесь», а мы боимся, потому что мы получили очень жестокие и очень горькие уроки. Это, во-первых, а во-вторых, когда государство подписывает о национальной безопасности и в этом смысле, конечно, мы все, абсолютно 100% или 130% населения Южной Осетии приветствуют этот пункт, что Россия обеспечивает нашу национальную безопасность. Ну что значит обеспечение национальной безопасности – это физическая охрана наших границ. Но не только об этом идет речь. Россия в основном берет на себя обеспечение нашей жизнедеятельности, жизнеспособности, т.е. в основном бюджет Южной Осетии наполняется Российскими деньгами и деньгами российских налогоплательщиков. Это, во-первых, во–вторых, в договоре четко указано насчет того, что Россия всегда будет содействовать развитию, поддерживанию нашей национальной системы образования, т.е. в договоре все это абстрактно прописано, но в течение шести месяцев после того как договор подписан и ратифицирован, сейчас будут работать специальные группы, в течение шести месяцев должны создать и подписать конкретные договора по поводу того, что у нас будет единое образовательное пространство, что наши дипломы взаимно будут признаны, что южные осетины будут повышать квалификацию, будут получать образование в России и т.д. Но еще задолго до подписания этого пункта в договоре Россия и так оказывала нам очень большую помощь в поддержании нашего образовательного процесса. Каждый год Россия выделяет целевые места для нашей молодежи и наша молодежь имеет возможность получить образование в очень престижных вузах Российской Федерации. Это МГИМО, МГУ не буду называть, там пока нам не выделили целевые места, но в МГИМО каждый год нам выделяют 3-4 места; Высшая Академия ФСБ, Медицинская Академия в городе Москва, Ростов-на-Дону, Владикавказ, юридические факультеты разных институтов; Таможенная Академия- очень большое количество, в прошлом году 12 человек мы послали в Таможенную Академию учится, в этом году точно не знаю, но по-моему 8 человек поедут туда учится. Кроме того, по такому профилю как сельхозакадемия, архитектурный, строительство, в том числе театральные вузы (Реплика: А эти молодые возвращаются?).  Т.е. в любое количество мест, в любой вуз, который мы запрашиваем у России, нам всегда предоставляют льготные условия. Я попробую сразу ответить на ваш вопрос, возвращается ли молодежь, которую мы посылаем. Я хочу сказать, что возвращаются, но не все. Лично у меня, моя дочь по целевому направлению закончила юридический факультет, она получила красный диплом, вернулась и работает у нас юристом. Мой сын тоже вернулся. Он работал юристом, потом ему дали возможность учится в аспирантуре. Очень многие возвращаются, особенно те, которые заканчивают по профилю силовых структур, они в основном все возвращаются. Я не знаю ни одного из них, который не вернулся. Они подписывают договор о том, что вернутся и определённый срок они отработают в Южной Осетии. Кто–то, конечно, не возвращается, по каким-то субъективным причинам, но мы из этого трагедию не делаем (Реплика: Субъективным или объективным причинам?). Я скажу, что я имею ввиду под субъективной причиной. Кто–то, допустим, выходит замуж,  кто-то женится, кто-то находит хорошее место для работы, а вот что вы называете объективной причиной?

Ответ: Объективной причина-  это то, что может быть нету рабочих мест. Более привлекательно остаться работать в Москве и Питере.

Но я хочу сказать, что Котаева Фатима, врач высшей категории, в Москве закончила мединститут, в Москве работала, там получала зарплату 120 тыс. рублей, но она вернулась к нам, и конечно 120 тыс. рублей наше государство ей не может обеспечить, но она вернулась. Вернулась моя племянница, которая работала в центре Бокереа в Москве. Она тоже вернулась. Почему она вернулась? Один из французских дипломатов сказал: «Отечество нельзя унести на подошве своих башмаков», как бы плохо, как бы некомфортно на данный момент не было, все равно чувство родины присуще, я считаю, каждому нормальному человеку и каждый нормальный человек так или иначе хочет вернуться к себе и жить среди своего народа. Я сама в свое время преподавала во Львовском Политехническом университете, тоже были очень большие перспективы, но я тоже вернулась, именно потому что хотелось на родину. Это по-моему очень простое и очень высокое чувство.

Что еще для нас важно в этом договоре - это то, что Российская Федерация принимает дополнительные меры, касающиеся упрощения процедур приобретения гражданства жителями Южной Осетии, т.е. фактически сегодня мы можем без всяких проблем и проволочек принимать российское гражданство…но оно у нас и так есть, как я говорила больше 80%..., но есть выпускники современные, для них это процедура совсем упрощена.

И что еще для нас важно. Когда Россия признала нас независимым государством, то мы де-факто оказались в ситуации этой независимости и, естественно, что это оказавшаяся вдруг независимость не могла… сразу возникли проблемы даже с этой независимостью. Что я имею введу? Допустим состояние с нашими пенсионерами. Когда они обращались в пенсионные офисы Российской Федерации и просьбой признать их стаж и выплатить им пенсию, то им говорили: «Вы независимое государство, идите ищите эти пенсии у вашего государства». Т.е. в России нам засчитывали только тот стаж, который мы отработали в рамках и до распада Советского Союза. Нам потом добавили еще 10 лет до 2001 года, но с 2001 года, вот я допустим работаю в университете, мне этот стаж нигде не записывается, не индексируется, не фиксируется, не повышается и т.д. После подписания договора в течение 6 месяцев будет создана комиссия и она должна решить этот вопрос. Мы в свою очередь очень много обращались и в Парламент, и к Правительству, и в Российский парламент, я сама как председатель профсоюза университета писала письма, но вот сейчас в течение 6 месяцев этот вопрос окончательно получит положительное решение. Наши пенсионеры будут получать абсолютно идентичные пенсии с российскими пенсионерами по той же шкале ценностей, по той же шкале возраста, по той же тарификации и т.д. Для нас это очень важно.

Я хочу подвести черту, что настоящий договор заключен со сроком на 25 лет, т.е. для нас это очень большая гарантия, что по крайней мере эти 25 лет мы можем не ночевать в окопах и не боятся, что завтра утром что-то случится, и что за эти 25 лет можно наконец начать вести созидательную жизнь. Нужно отстроить город, нужно отстроить наши дома, построить наши дороги и действительно тогда стать независимыми, потому что независимость на бумаге и независимость на самом деле - это, как говорил Кант: «100 талеров в голове и 100 талеров в кармане - это две разные вещи», вот мы хотим, чтобы эти 100 талеров были у нас в кармане, а не только в голове.

 

Прочитано 4537 раз

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена