A+ A A-

Общественно-политическая ситуация в Южной Осетии: стабильность после выборов в Парламент

Автор 

Коста Дзугаев


Дела в Южной Осетии идут далеко не так, как этого хотелось бы в своем абсолютном большинстве, и поэтому назревает и усиливается, и становится политически доминирующей идея о том. что нужно войти в конце концов в состав России, чтобы хоть что-то начало делаться по-человечески, потому что люди видят что там, где действует Путинская воля, я имею ввиду непосредственно в плане реализации тех или иных социально-экономических, культурных программ и т.д., дело делается. А у нас почему-то как видающееся достижение подается то, что улицу Сталина удалось заасфальтировать наконец до конца. Шесть лет спустя после войны. То есть за шесть лет, по идее, нужно было отстроить заново все, с нуля, целиком всю республику. На те огромные деньги, которые нам посылала Россия. Вот то, что перед глазами люди видят, вот это является основным психологическим мотиватором, для того чтобы усиливать в обществе пророссийские настроения. При этом что характерно, люди отлично понимают и то, что та же коррупция тоже идет из России, и это насаждение отдельных чиновников, которые оставили плохой след у нас в обществе.

 И достать до них уже невозможно нашими правоохранительными средствами, а деньги вывезены немалые. Вот это все тоже люди понимают. Но тем не менее в целом вот это понимание, оно уже себя проявляет на уровне публичного, политического действия и Бибилов опирается на эту тенденцию. Вместе с тем надо отметить конечно, что 43%, которые партия получила на этих выборах, это относительно небольшой результат. Если брать данные надежных социологических исследований  о том, что сама идея воссоединения, вхождения в Россию собирает более 80% поддержки. И здесь, я со своей стороны должен сказать то, что, по моему мнению, такой относительно небольшой результат, то есть я предполагал где-то в районе 50%, 48-50. Он связан не в последнюю очередь с тем, что и сам аппарат партии тоже, по-видимому, не сработал вполне эффективно. И в этом отношении этот период до нового года для партии, очевидно, будет в основном заключатся в том, чтобы переструктуироваться с учетом опыта парламентских выборов и с расчетом, что в новом году, где-то начиная с февраля надо полагать, уже народу надо будет предъявлять определенные действия, первые результаты нахождения теперь уже в парламенте этой победившей партии, то есть нового парламентского большинства. Таким образом первый пункт, который я высказываю, привлекаю ваше внимание - это то, что победа этой партии безусловный, безусловный, значит, надежный маркер общего усиления пророссийской ориентации в югоосетинском обществе. Вместе с тем, конечно, имеется очень такое, хотя и небольшое, но устойчивое, чрезвычайно активное меньшинство, которое настаивает на независимом развитие республики и, более того, заявляет о необходимости, многовекторности нашей внешней политики и считает, что Южная Осетия может и должна, и, по крайней мере, имеет минимальный ресурс для того, чтобы встать самостоятельно на ноги в обозримом будущем. Эти люди стараются привлечь к себе внимание, в первую очередь молодежи, и я бы сказал в известной мере им это удается, потому что среди молодежи идея независимого развития республики, она более популярна, чем среди представителей старшего поколения.

Далее, следующий второй пункт, на котором я привлекаю ваше внимание, - это ожидания, которые образовались в обществе, да и у наблюдателей, которые более или менее занимаются анализом текущего процесса, ожидание того, как будут складываться отношения между новым парламентским большинством и действующей исполнительной властью. Или упрощенно говоря - между Бибиловым и Тибиловым. Ожидалось, что это напряжение, которое образовалось, а оно естественно образовалось, что оно будет проявляться в каких-то таких наблюдаемых формах. Вот этого пока не видно. Напряжение безусловно есть и оно не может не быть. Но обе  стороны ведут себя очень осторожно и, я бы сказал, предельно ответственно, как в таких случаях говорится, не желая раскачивать общую лодку, в которой все сидят. Поэтому президент и его окружение за этот послевыборный период ни разу не проявили таких действий, которые бы можно было с надежностью интерпретировать как анти-Бибиловский или анти-парламентский. Такого нет. Равным образом и парламент тоже избегает открытых форм конфронтацией с исполнительной властью и старается набирать очки рабочим порядком. То есть, вот что при этом имеется ввиду. Вот, например, у нас был такой закон о пенсионерах, условно говоря, он как-то там по-другому называется, но суть заключается в том, что исполнительная власть приняла для себя документ, по которому любого пенсионера, значит, может отправлять. Это дело было сделано под благим намерением, чтобы открыть возможность трудоустройства молодежи. Но практика показала, что начальники на местах пользуются этим законом часто совершенно произвольно. И известный случай, когда просто даже в личных интересах, когда нужно кого-то убрать и поставить своего родственника или человека и т.д. Это вызывало серьёзные общественные инциденты. Общество у нас небольшое и компактное и каждый такой случай становился широко известен. А у всех родственники, у всех соседи, у всех друзья и т.д. И болезненно это было. Поэтому были десятки заявлений по этому вопросу и вот парламент принял это к рассмотрению. Соответственно они вынесли свое постановление об отмене вот этого документа и это конечно ощутимо прибавило уважение к новому парламентскому большинству и укрепило надежды и ожидания людей, что этот парламент в целом справится все-таки с тем, к чему он призван, что люди говорили во время предвыборной компании всем этим представителям партии Бибилова. Тут я должен в скобках заметить, что, действительно, накопилось очень много для нашего небольшого общества неразрешенных вопросов. Я заходил как-то по своему личному делу в Комитет по законодательству, коллеги, те из вас, кто не знает, я просто напоминаю, что я сам тоже работал в парламенте, причем возглавлял сначала именно вот этот головной Комитет по законодательству, а потом уже стал председателем Парламента. Так вот я знаю, что такое, когда люди ходят к тебе с вопросом. У меня тоже в то время, в тяжелые 90-ые бывала вот такая, вот кипа заявлений и приходилось работать буквально по 18 часов в сутки, чтобы люди в тебя не разочаровались, просто на просто. Вот сейчас у них такая же ситуация. На столе председателя гигантская гора, можно сказать, этих заявлений с очень серьёзными острыми личными вопросами, которые длительно не решались исполнительной властью. Ну я не хотел здесь отвлекаться на личные моменты, но в конце концов почему бы и нет, ведь дом моей тещи - ветерана Великой Отечественной Войны - тоже вопиющим образом остался невосстановленным после прямого попадания снаряда в августе 2008-го года. Это при том, что я работал госсоветником при Джабеевиче. Тут есть, конечно, тоже свои нюансы, но тем не менее такие факты, их много. И люди настаивают и требуют, и правильно делают, решение этих вопросов. Вот парламент сейчас начал эту работу. Это очень тяжелая работа, она связана с большими и административными напряжениями. Но эта работа остро политическая, потому что если вот эта масса людей, а это все очень активные люди, потому что когда у человека проблема, то он социально активен. Вот если эти люди  не увидят, что их проблемы решаются, то они отвернутся и от парламентского большинства тоже. Бибилов это очень хорошо понимает, он принимает практически всех, кто к нему приходит, и в тех случаях, когда нужно бывает его личное участие, он всегда это участие обозначает. То есть таким порядком эта работа ведется и та осторожность, которая существует между исполнительной и законодательной властью, она пока что сохраняется и стороны действуют, как я сказал, рабочим порядком. И завершая этот пункт все-таки должен сказать, что внутренний политический процесс имеет свои объективные, как говорят в таких случаях, закономерности и мне, например, представляется, что где-то начиная с нового года, ближе к весне или ранней весной, когда на повестку дня уже чисто политически станет подготовка к новым президентским выборам, то не исключено, что вот такие проявления, признаки растущей активизации, они надо полагать появятся. Но это мой такой, осторожный  прогноз.

Что касается реконструкции нашего политического ландшафта после выборов, то здесь мы имеем вполне логичные и предсказуемые последствия. Так, например, вот я докладывал в прошлый раз, что наша компартия потерпела закономерный и лично мною не раз предсказываемый провал. Ну прямо скажем, позорный провал на выборах. Я увязываю это исключительно с провальной деятельностью руководства партии. Поражает буквально то, что московские кураторы партии, а именно г-н Зюганов и его люди, которые работали на нашем направлении, не могли не видеть, что ситуация обрушивается, но тем не менее додержали это до того, пока партия не получила эти менее 5-и процентов. И не попала в парламент. Впервые за всю историю провозглашенной республики южных осетин. А ведь было время, когда компартия набирала пятьдесят процентов на парламентских выборах. Кстати, последствия этого тоже бывали печальными, потому что именно в то время началось то, чего сейчас Бибилов избегает. Станислав Кочев, получив тогда парламентское большинство, первое что сделал - это сразу начал перетягивание каната на себя от Людвига Чибирова. И вместо того, чтобы работать совместно на развитие республики, началась борьба и грызня между двумя центрами силы. Это плохо закончилось для обоих этих центров. Но сегодня такая стратегия, которой придерживалась руководство компартии, она довела ситуацию партии до своего логического завершения. Я мог бы сказать - туда им и дорога, но вместе с тем, как ответственно мыслящий человек, просто ученый в данном случае, все-таки считаю, что организация, которая закрывает левый фланг тоже должна присутствовать в политическом спектре. У нас ее по факту на сегодняшний день нету.  Я имею ввиду в парламентском представительстве. И это в целом, так если взять, неправильно, конечно. Недавно у них состоялся пленум ЦК (произнося эти слова, я как-то даже психологически удаляюсь в 70-80-ые годы, своей теперь уже туманной молодости) и на этом пленуме большинством Станиславу Кочеву удалось провести свою кандидатуру, это Валерий Козаев, он работает заместителем начальника нашей тюрьмы, что  тоже в своем роде может быть показательно. И в партии кризис, ее покидают самые стойкие, старейшие, надежные члены этой партии. Покидают совершенно однозначно и однозначным настроением, что «здесь мы ничего хорошего не ожидаем». Жизнь покажет удастся ли новому руководству компартии завоевать электоральное доверие, начать восстановление тех политических позиций, которыми располагала Компартия у нас. Но у меня в этом лично большие сомнения и мой прогноз таков, что компартия длительное время будет находиться в этом маргинализованном положении.

Второе по этому поводу, к чему привлекаю внимание, - это партия Единство. То же самое. Аналогичная ситуация. Она возглавляется Зурабом Кокоевим, которого президент Кокойты собственно привлек к работе. Он у нас занимал должности - и в правительстве был зампредом, и город одно время возглавлял, ну потом в парламент вошел. И когда партию сделали, Единство, его поставили туда руководителем. То же самое, мои письменные прогнозы о том, что партия имеет большие проблемы и не пройдет в парламент, почему-то остались тоже без внимания, в том числе в Москве. И вот это уже более серьёзно, чем компартия. Потому что это партия у нас была партия официоза. Это была партия, которая представляла республику в отношениях с московскими большими боссами и, в первую очередь, с партией Единство российской, Единая Россия. У них там договоры естественно заключены, они находятся на рабочем контакте и т.д. И вот когда мы, и я в том числе, пытались разъяснить представителям этой партии, что дела идут далеко не так, как вы себе это видите из Москвы, то почему-то реагирования не было. Вот это меня настораживает, я должен прямо сказать и вызывает некоторые печальные размышления. Получается, что руководство этой Единой России в общем-то весьма мало внимательно относилось  к делам в Южной Осетии. Потому что, если бы была более ответственная политика их в этом отношении, то они разумеется не допустили бы вот такого провала партии официоза. То есть, мы с вами взрослые люди и понимаем, что таких вещей вообще не должно быть, по логике нормального ведения дел.  Тем не менее партия провалилась и не попала в парламент. Ну теперь они там тоже готовят съезд, Зураб Кокоев маневрирует, пытается сохранить за собой, по-видимому, хоть сколь –нибудь приемлемые позиции в партии. Не знаю на сколько ему это удастся. Там есть очень активные претенденты на роль лидера партии. Съезд у них намечался на 30-ое число, я не знаю, пройдет он или нет, может еще перенесут, потому что внутри партии идет сильное брожение, отдельные группы пытаются сдвинуть своего кандидата. Ну в прочем, это естественная ситуация в таких случаях.

И наконец, третья по рассмотрению послевыборной ситуации - это то, что публично, официально и громко заявил о своем возвращении в югоосетинскую политику Эдуард Кокойты. Более известный как Джабеевич. Это сильно оживило нашу внутриполитическую жизнь, вызвало пересуды, комментарий в обществе и т.д. Тут что я могу сказать. Президент Кокойты располагает устойчивым, собственным электоратом. Он достаточно значителен для того, чтобы Кокойты мог играть существенную роль в текущем политическом процессе. В условиях, когда основные политические силы будут приблизительно равны, позиция Кокойты может стать решающей для перевеса в ту или иную сторону. Я не исключаю того, что он может еще и подтянуть к себе электорат, потому что объективные условия для этого в республике есть. Есть много недовольных существующей властью, а те, кто не хотят идти за Бибиловым, естественно вспомнят Джабеевича и скажут: «Вот он сейчас поумнел, он набрался опыта, он уже многое видит по другому и давайте попробуем его еще раз поддержать». Такое возможно и, наверное, вот эта обстоятельство понимают его политтехнологи. Поэтому с Нового годя я прогнозирую определенное, хотя и не существенное, усилие электоральных позиций бывшего президента. А то, что он будет реальным игроком - это уже вне всякого сомнения.

Готовит свой съезд и всеосетинская общественная организация «Стыр Ныхаз». Они проведут первое заседание в Южной Осетии,  потом второе - в Северной Осетии. У нас ее возглавляет Гаглойты Руслан, директор нашего научно-исследовательского института. Мы разговаривали перед моим отъездом и он пояснил эту ситуацию. Съезд считается важным. По-видимому, там будут приняты какие-то общественно значимые и политически значимые документы и это, безусловно, укладывается в эту общую канву российской политики в нашем направлении, т.е. включая Абхазию, как я уже сказал. Сами документы еще не написаны, но в тезисном, в сыром виде уже набросаны. Очень интересно будет посмотреть, потому что «Стыр Ныхаз» - один из индикаторных рупоров реальной политики верхов – что на самом деле делается и планируется, чтобы сделать.

И завершая, коллеги, свое выступление я привлекаю ваше внимание к тому, что на прошлой встрече я уже об этом говорил  и даже привез с собой специально номер газеты, в которой у нас эта тема специально затрагивалась. Эта газета от 11-ого октября. Это то, что в прошлый раз мы говорили о сближении Грузии с НАТО. И здесь в специальном заявлении об итогах 29-ого раунда международных дискуссий по вопросам безопасности и стабильности в Закавказье это было отмечено. Югоосетинскими участниками была выражена обеспокоенность связи с новыми шагами по сближению Грузии с военным блоком НАТО и, как здесь пишут «... с агрессивными заявлениями грузинских представителей на различных международных площадках». Здесь в скобках я должен сказать, что тут дань риторике, потому что такие агрессивные заявления я, например, не слышал. Наоборот,  мне кажется, что нынешняя грузинская власть в этом отношении вполне ответственно себя ведет. Но вместе с тем вот это сближение, оно действительно вызывает глубокую обеспокоенность. Это есть в Южной Осетии -  именно в самой Южной Осетии, я Россию в данном случае и не упоминаю в этом контексте. И кроме того, в специальном заявлении Министерства иностранных дел Российской Федерации, которое перепечатано в нашей газете, что обычно делается редко, только в особых случаях, говорится о том, что размещение в Грузии военной инфраструктуры НАТО создаст угрозу стабильности в Закавказье. И этой теме и разъяснению позиций посвящается довольно большой текст. И, коллеги, со своей стороны вновь подчеркиваю свое мнение о том, что, пожалуй, эта наибольшая угроза нашим с вами взаимоотношениям. И я тоже опасаюсь и называя вещи своими именами, просто боюсь того, что такого рода процессы вызовут очередное обострение грузино-осетинских и грузино-российских отношений и дело может дойти до «активных мероприятий». Вот этого очень не хотелось бы, потому что 2008 год очень жив в памяти и не дай бог нам всем повторения чего-нибудь подобного. Кроме того, в этом материале о дискуссиях указывалось то, что югоосетинские представители также вновь подтвердили свое предложение грузинской стороне о взаимном освобождении лиц, находящихся в местах заключения,  но об этом, я думаю, будет отдельный разговор и я этого не касаюсь в развернутом плане. 

Прочитано 5880 раз Последнее изменение Четверг, 15 Январь 2015 21:08
Коста Дзугаев

Осетинский политический деятель, политолог

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена