A+ A A-

Ленингорский район: политические особенности, демографические характеристики, экономика, пограничные проблемы

Автор 

Мария Котаева

 

Небольшая Республика Южная Осетия с населением в 100 тысяч человек[1], расположенная на южных склонах Главного Кавказского хребта, приобрела акцентированную международную известность при освещении войны на её территории в августе 2008 г. мировыми средствами массовой информации. После отражения агрессии Российская Федерация 26 августа 2008 г. признала Республику, вслед за ней ещё несколько государств. На сегодняшний день Южная Осетия как независимое государство продолжает своё развитие. С Грузией, не признающей суверенитет и государственную границу с Южной Осетией, сохраняются крайне напряжённые отношения, практически все отношения разорваны.

Ленингорский (по грузинскому наименованию – Ахалгори) район Южной Осетии в этом контексте издавна является традиционным местом плотного смешанного проживания осетинского и грузинского населения. Осетинское население стало проникать на территорию современного Ленингорского района в раннесредневековую эпоху с верховий реки Большая Лиахва Дзауского района Республики. Сначала в Ксанском, а затем и в Лехурском ущелье были основаны осетинские горские общества: Дзимыр (Жамури) в верховьях Ксан, Цурта и Карцух[2] в среднем течении Ксан, Алеу[3] к востоку от Ксан, Чисан в среднем течении Ксан и Лехур в ущелье Лехуры. По данным грузинского историка и географа Вахушти Багратиони, в Ксанском эриставстве осетинское население составляло примерно 2/3 населения. До нынешних дней в посёлке Ленингор сохранился дворец князей Эристовых-Ксанских, который ныне стал музеем, а также множество исторических памятников: церковь Икорта (1172 год), монастыри Кабен (IX столетие) и Ларгуис[4] (XIII столетие), базилики Ломис, Армаз и Бикар, крепости Циркол и Цикмор.

В XIX веке вплоть до 1922 года территория нынешнего Ленингорского района входила в состав Душетского уезда Тифлисской губернии.

При образовании Юго-Осетинской Автономной Области в 1922 году территория современного Ленингорского района вошла в состав автономии в виде трёх отдельных районов: Ахалгорского, Лехурского и Монастерского. В нынешних границах Ленингорский район был образован в 1940 году. В сентябре 1990 году на сессии Ленингорского районного совета народных депутатов поселок Ленингори был переименован в Ахалгори (в переводе с грузинского «Новый Гори»). В свою очередь, эти решения были признаны Советом народных депутатов Юго-Осетинской автономной области неправомерными и противозаконными.

Площадью не более чем тысяча квадратных метров, население этого горного района по данным переписи на 2002 год составляло 8,5 тысяч человек[5].

Несмотря на продолжительность грузино-осетинского конфликта, в целом ровные, а часто и дружелюбные отношения между грузинским и осетинским населением, проживающим в этом районе, по-прежнему сохраняются, но сама местность стала спорным политическим вопросом для грузинского и осетинского руководства. В принципе Грузия, никогда  не  признающая  территориальную  целостность  Южной  Осетии,  считает,  что  и столица, и все районы Республики Южная Осетия принадлежат Грузии. Но Ленингорский район, попавший под юрисдикцию грузинских властей еще в 90-х годах, когда у власти в Грузии был Звиад Гамсахурдиа, и продержавшийся в таком режиме до 2008 года, после отражения военной агрессии в августе 2008 года перешёл под полный политический и социально-экономический контроль Южной Осетии.

И осетинская, и грузинская сторона всегда рассматривали весь Ленингорский район в доконфликтных границах частью своей территории. В августе 2008 года осетинские отряды совместно с российскими войсками установили контроль над Ксанским ущельем, таким образом распространив реальную юрисдикцию Южной Осетии над всем Ленингорским районом.

Трения между областным и районным руководством начались ещё в 1990 году, когда на внеочередной сессии Ленингорского районного совета народных депутатов 4 сентября 1990 года было принято решение осудить Декларацию о суверенитете Юго-Осетинской автономной области, а также переименовать посёлок Ленингори в Ахалгори. В результате грузино-осетинского конфликта начала 1990-х годов Ленингорский район на 16 лет оказался фактически разделённым между двумя странами. Населённый практически исключительно осетинами запад района (Лехурское ущелье и Тирифонская равнина) остался под контролем непризнанной на тот момент Республики Южная Осетия. За осетинской частью района было оставлено советское название «Ленингорский район», а фактический центр района находился в селе Цинагар. В большей части района (Ксанском ущелье) с райцентром Ленингори была установлена власть Республики Грузия. Здесь население было смешанным, но преобладали грузины. Райцентру было возвращено историческое название Ахалгори, соответственно, и район был переименован в Ахалгорский. После установления контроля над Ксанским ущельем властями Южной Осетии грузинское население района существенно сократилось. В последующие годы происходит сложный процесс перемещения грузинского населения в обе стороны, сегодня оценки численности грузинского населения затруднены, но перед планируемой сменой югоосетинских паспортов можно ожидать уточнения состава населения. По данным начальника паспортного стола Ленингорского района М. Дзукаевой, по результатам подворного обхода, население только поселка Ленингор составляет 1600 человек, не считая четырёх отдалённых сельсоветов района.

В ответ на то, что Ленингорский район в августе 2008 года перешёл под руководство властей Южной Осетии, Грузия в 2008 году отключает подачу природного газа населению района, так как газ, электричество, а также весь социальный пакет услуг население района получало исключительно из Грузии. Можно сказать, что жизнь здесь (как в принципе и по всей Южной Осетии) разделилась на «до» и «после» 2008 года. Несмотря на то, что на территории Ленингорского района в августе 2008 года не прозвучало ни одного выстрела в связи с вооружённым конфликтом, и именно в этом районе смешанное грузино-осетинское население продолжает свое плотное сосуществование, постепенно напряжённость внутри грузинского населения всё-таки нарастает. Смена власти, перевод паспортных данных на русский язык и дальнейший процесс паспортизации вызывает некомфортное состояние проживания внутри района грузин. Грузинские власти тем временем быстро возводят сотни и сотни сборных коттеджей в грузинском посёлке Церовани, граничащим с Ленингором. Коттеджи предназначены для жителей Ленингора, которым Грузия предлагает «условия лучшего проживания, чем в Ленингоре».

По информации самих жителей Ленингора, «очень многие местные жители переезжают в Церовани и получают там коттеджи». В то же самое время они не оставляют свои дома в Ленингоре, и часть населения посёлка начинает жизнь «на два фронта», т. е. и в новых коттеджах в Церовани и в местах прежнего проживания в Ленингоре. Примечательно то, что за жителями Ленингорского района сохраняется грузинское гражданство  и грузинские паспорта. Чёткая граница с Грузией еще не обозначена, но на пункте пропуска в населённом пункте Раздахан[6], на котором находятся представители юго-осетинской миграционной службы, предъявляются грузинские паспорта. Далее осмотр проводят российские пограничники, и уже на территории Грузии въезжающих встречает грузинская миграционная служба.

Тем временем власти Южной Осетии, осознавая, что политика Грузии направлена на то, чтобы как можно больше людей переселить в Церовани и в результате свести грузинское население района к минимуму, выделяют огромные средства на развитие района. В программу развития входят в первую очередь строительство 80-километровой дороги Цхинвал – Ленингор, проведение линии электропередачи,  подключение к газоснабжению – к газопроводу «Дзуарикау – Цхинвал», восстановление объектов здравоохранения, культуры, проведение паспортизации населения, обустройство границы и т.д.

Наиболее серьёзной бытовой проблемой остаётся отсутствие природного газа в домах жителей в отопительный сезон. Пока жители устанавливают в домах дровяные печи, а школьные помещения отапливаются дизельным топливом, участники Женевских дискуссий от Южной Осетии поднимают вопросы газоснабжения в Ленингорском районе на каждом раунде дискуссий. Грузинские власти накануне 13-го раунда дискуссий заявили о своём согласии возобновить газоснабжение в районе, но с условием, что газом не будут пользоваться российские пограничники, располагающиеся в районе. В ответ югоосетинская сторона отказывается от получения газа на таких условиях.

По информации помощника главы администрации Ленингорского района Сергея Гаглоева, отдел социальной защиты населения администрации Ленингорского района обеспечил 64 семьи малоимущих Ленингора дровами на зимний период, из расчёта по одному кубометру дров на каждую семью. Один кубометр дров – это приблизительно половина грузовой машины, стоимость кубометра составляет десять тысяч рублей[7]. При этом, как подчеркнули в администрации, помощь не ограничивается только малоимущими семьями: «Очень многие подают заявки в администрацию, мы, в свою очередь, отправляем заявки в местный лесхоз. По заявкам лесхоз заготавливает дрова и развозит их по домам. Помощь администрации состоит в том, что мы оплачиваем часть суммы: мы доплачиваем от себя три тысячи рублей», - сказал Гаглоев.

Что касается дизельного топлива, то Гаглоев сообщил: «В школах и детских садах действуют дизельные бойлеры. Мы поставляем солярку в школы, и таким образом удаётся содержать детей в тепле. В детский дом в Ленингоре мы приобрели масляные электрические батареи в классы, спальные и столовую. Это всё, что в наших силах. К сожалению, пока природный газ в Республику не подают. Таким образом мы выкручиваемся уже третий год». Дрова заготавливаются в ближайших лесах Ленингорского района.

Намного лучше складывается ситуация с электричеством. По данным администрации района, с тех пор, как в начале 2010 года проведение линии электропередачи в Ленингорский район Южной Осетии полностью завершено, югоосетинским электричеством пользуется более 60 сёл. Исключение составляют два села – Ахмадз и Тыджыта[8], которые пока не электрифицированы. В Ахмадз, где российские пограничники строят пограничную заставу, электричество проведут своими усилиями пограничники. Для проведения линии электропередачи в село Тыджыта ГУП "Энергоресурс - Южная Осетия" уже сейчас закупает всё необходимое оборудование, перед организацией поставлена задача произвести работы в кратчайшие сроки.

В 2010 году администрация Ленингорского района Южной Осетии выделила землю под строительство административных зданий для российских пограничников. На месте ветхого здания школы-интерната и интернатского общежития, которые прекратили свое существование в 1992 году, сейчас строятся погранзаставы для российских пограничников.

 А пока они располагаются в здании сельского лесхоза и в палатках, разбитых на территории того же лесхоза.

Начальник отдела Пограничной службы в Ленингоре В. Любченко подчёркивает, что у российских пограничников складываются дружественные отношения с местным населением. Наличие российских пограничников местное осетино-грузинское население расценивает положительно. "Хоть мы и не испытали на себе ужасов военной агрессии в 2008 году, а всё таки жить под защитой российских пограничников спокойнее", - говорит продавец продуктового магазина в Ленингоре А. Козаева. "Не помню, чтобы русские солдаты кому-то здесь мешали. Наоборот, с их прибытием торговля в районе лучше идёт. Раз не мешают, то пускай живут", - говорит торговец овощами А. Мамишвили.

Между тем, по заявлениям Министерства иностранных дел  Грузии, средняя  школа №3 в Ленингорском районе разрушена российскими пограничниками; в связи с этим Российскую Федерацию обвиняют в продолжении политики этнической чистки грузин, а также в игнорировании одного из основополагающих прав человека – права на получение образования на родном языке. По данным грузинской стороны, в разрушенной школе учились 150 грузинских и осетинских детей.

Вслед за этим заместитель главы Ленингорского района А. Бараташвили, комментируя заявление МИД Грузии, заявил, что ни одна из школ в Ленингорском районе Южной Осетии не была разрушена, а грузинская сторона в очередной раз пытается дестабилизировать ситуацию в регионе. Ещё в 2008 году грузинская сторона заявляла о закрытии грузинских школ, что позже не подтвердили правозащитники, побывавшие в Ленингоре. На сегодняшний день в Ленингоре действует две школы — грузинская и русская. Так как здание русской школы обветшало вконец, то директор русской школы Циала Дряева перевела детей в здание грузинской школы. Теперь русские и грузинские дети обучаются в одном здании, за неимением помещения. Бывший учитель русского языка школы №3 Заира Чочиева, описывая ситуацию в классах, рассказала, что «прошедшую зиму работали в трудных условиях. Отопления в школе не было, потому что Грузия отключила нам газ ещё в 2008 году. Мы с тех пор без газа. Пришлось в школе ставить дровяные печи и керосинки. Нам привозили солярку, так и грелись. Такая ситуация была не только в школе. В оживлённом детском доме в Ленингоре 42 воспитанника, которых никто не стал делить — ни грузинские власти, ни осетинские. Дети сидят в комнате, где есть телевизор, игрушки, удобные кровати и печь-буржуйка зимой, обеспечивающая им тепло».

До августовской войны в Ленингорских школах было до 1000 учеников, сейчас не наберётся и трёхсот по всему району. На стенах школ висят стенгазеты и надписи на грузинском языке, причём и в русской школе. К примеру, пятиклассник из цхинвальской школы не поймёт надписи на грузинском, так как не изучает этого языка, не слышит на улицах и дома грузинской речи. В Ленингоре же каждый ученик, вне зависимости от основного языка изучения, понимает и разговаривает по грузински. Однако педагоги в русской школе обеспокоены не тем, что дети говорят по грузински, а тем, что они стали забывать осетинский.

Учителя осетинского языка и литературы в Ленингорской русской школе выражают тревогу, и неоднократно обращались в Министерство образования, науки и молодежной политики Республики Южная Осетия за предоставлением школьных пособий по родному языку, учебников осетинского языка, произведений осетинских писателей, за разработкой программ изучения осетинских традиций и обычаев и т. д. Однако не все их запросы удовлетворены. Проблема до сих пор остаётся открытой.

В некогда богатой русской школе осталось 33 ученика. В грузинской школе 48 учеников. Такое уменьшение связано не столько с плохими условиями, столько с тем, что родители, переезжая в коттеджный поселок Церовани под Мцхетой, забирают туда и своих детей. За три месяца грузинские власти построили там более двух тысяч коттеджей.

По заявлениям властей Южной Осетии, такое практически бесконтрольное перемещение в Грузию и обратно прекратится сразу после завершения паспортизации населения, а въезд в Ленингорский район может стать платным. Как рассказывает начальник миграционного контроля Министерства внутренних дел РЮО, полковник милиции С. Тигиев, Миграционная служба МВД Республики Южная Осетия готовится к введению пошлин за пересечение грузино-осетинской границы для иностранных граждан. Лица с грузинскими паспортами будут признаваться иностранными гражданами при въезде в Ленингорский район Республики, а следовательно, вносить сумму  в 320 рублей госпошлины в соответствии со ст. 14 Закона «О государственной пошлине в Республике Южная Осетия». В Законе говорится, что «за совершение действий, связанных с въездом в РЮО или выездом из РЮО, государственная пошлина уплачивается в следующих размерах: за выдачу иностранному гражданину или лицу без гражданства разрешения на временное пребывание в Республике Южная Осетия, а также за продление срока действия такого разрешения 320 рублей».

На данный момент въезжающих в Ленингорский район Республики не облагают пошлинами. Это подтвердили глава администрации Ленингорского района А. Джуссоев и полковник милиции С. Тигиев, чьи сотрудники несут службу на пропускном пункте в Раздахан. Для того, чтобы получить внутригражданский югоосетинский паспорт, а с ним соответственно и весь пакет социальных услуг гражданина Южной Осетии, жители Ленингорского  района  уже  сегодня  при  желании  получают  так  называемые  документы

«формы № 9», а после уже начнут получать паспорта (хотя до сих пор нет образцов самих паспортов, решение вопроса о паспортизации несколько затягивается). Технической работы много: перевод свидетельств о рождении с грузинского на осетинский, оформление адресного листка, статистического талона, также занимают время. Плата за форму № 9 составляет 35 рублей. Учитывая невысокие доходы населения района, принято решение все цены за справки занизить для удобства граждан.

При этом жителям нет необходимости выезжать в Цхинвальский паспортный стол: обменять документы и принять гражданство Южной Осетии они могут прямо на месте проживания, в пункте получения паспортов. По данным районной паспортно-визовой службы, на руки в Ленингоре уже выдано более 600 справок формы № 9, ещё около 800 человек подали заявления и ожидают своей очереди. Это данные только по самому посёлку. В отдалённых населённых пунктах района к выдаче справок ещё не приступали.

Согласно действующему законодательству Южной Осетии двойное грузино- осетинское гражданство не предусмотрено, и, исходя из существующих политических реалий, подписание соответствующих соглашений об это в обозримом будущем следует признать невозможным. Отсюда ясно, что грузинские жители Ленингора будут поставлены перед выбором: сохранить грузинское гражданство, отказавшись от югоосетинского, либо отказаться от грузинского гражданства для получения югоосетинского. Письменный отказ от грузинского гражданства и сдача грузинского документа в паспортный стол является обязательным условием получения югоосетинского паспорта.

«Люди десятилетиями живут в Ленингоре, а прописка у них тбилисская. Мы должны им оформлять временную регистрацию, но они, в свою очередь, не хотят выписываться из Тбилиси, потому что у них и там дома, и здесь они живут. В основном люди хотят иметь и осетинские паспорта, и грузинские, но мы им объясняем, что это невозможно. Пора уже определиться. Не могут же они жить на территории Южной Осетии с гражданством  и нашим, и грузинским», - отмечает М. Дзукаева.

В Пограничном управлении Федеральной службы безопасности РФ в Южной Осетии сообщили о том, что жители Ленингора продолжают выезжать в Грузию с грузинскими паспортами. «Жители района могут пересекать границу также с временными удостоверениями личности формы № 9, но ими при пересечении границы не пользуются. Другое дело, что в Грузию с этим документом жителей Ленингора не впустят, так как их не признают действительными грузинские  власти», - добавили в пресс-службе Погрануправления ФСБ.

В январе прошлого года российские военные объявили об усилении контроля на границе Грузии с Южной Осетией в Ленингорском районе, где будет ограничено пересечение административной границы без российского или осетинского паспорта. Однако сами жители не готовы к таким условиям получения паспортов. По ряду причин (родственные связи в Грузии, торгово-экономические отношения, обучение в грузинских вузах, получение квалифицированной медицинской помощи у врачей в Тбилиси) жители Ленингора считают невыгодными такие условия получения югоосетинских паспортов, и уверены в том, что на территорию Грузии с осетинскими паспортами их не пропустят через грузинские пункты контроля. «Я хозяйка магазина и мне регулярно приходится выезжать в Гори за товаром. В политику лезть не хочу, но все шаги руководств двух государств сказываются на простых гражданах. Пока ввели какие-то переводы документов на русский язык. Там стояли в очередях. Теперь надо паспорт менять. А как за товаром ездить, и на что мне тогда жить?», - говорит жительница Ленингора И. Чараева.

Отметим, что среди местных жителей есть и другие настроения.

«Я по национальности осетин. Двадцать лет назад нам навязывали окончания грузинских фамилий «-швили» и «-дзе», ну и паспорта Грузии. В противном случае тебе не было дороги в жизнь. Ни на работу нормальную не устроишься, ни  учиться  нет возможности. Теперь всё поменялось. Почему, если я осетин, живу в Осетии, должен ходить с грузинским паспортом в кармане? Я обменяю паспорт. Правда мне пока дали только девятую форму. Мне сказали, что бланки паспортов привезут попозже», - рассказывает 65- летний пенсионер С. Маргиев.

Местные жители – как осетины, так и грузины – охотно рассказывают о своих проблемах, хотя некоторые при этом не хотят называть свои имена. По их мнению, это может впоследствии вызвать проблемы при пересечении границы с Грузией. Фатима работает в магазине сувениров в Ленингоре. Она пока не получила форму № 9 и, по её словам, собирается откладывать эту процедуру как можно дольше: "Я грузинка, работаю продавцом. Мой сын живёт и учится в Тбилиси. Я бы сама получила югоосетинский паспорт, раз так решили власти, но поймите и меня. Как мне потом выезжать к сыну в Тбилиси? Я практически уверена, что этот паспорт на границе грузинская полиция или отнимет, или порвёт. В лучшем случае просто не пропустит. Отказ от грузинского гражданства означает – больше не видеться с сыном. Но и уезжать из Ленингора я не хочу. У меня здесь свой дом и имущество. Продавать всё из-за паспортов?", - недоумевает Фатима. У 63-летнего Д. Джаванашвили сахарный диабет. Он пришёл в паспортный стол забирать формы № 9 на себя и свою жену. При этом он не готов отказываться от грузинского гражданства. Давид уверен, что никто в посёлке не будет сдавать грузинские паспорта, но получать  югоосетинские придут все: "Основная часть населения хотят российские паспорта. С ними можно устроиться на работу по всему Ленингорскому району. Я сам грузин, а бабушка у меня была осетинкой. Я не против руководства осетин, но на работу без российского паспорта не могу устроиться. А как я поеду с осетинским паспортом к врачам в Тбилиси? Мне раз в месяц хотя бы надо ездить к врачу в Тбилиси, конечно, я не поеду с осетинским паспортом. Меня просто не пропустят на границе. А в Цхинвале просто не предоставят таких медицинских условий, как в Грузии", - считает Д. Джаванашвили.

Говоря о качестве медицинских услуг в Грузии, нельзя не отдать должное грузинским врачам: в настоящее время высококвалифицированная помощь пациентам в Тбилиси, да и других городах, гарантирована. Что касается Ленингорского района, то в единственной районной больнице ситуация сложная как с оказанием медицинской помощи, так и с наличием специалистов, да и просто с условиями оказания врачебной помощи. Сейчас в одном крыле здания проводится капитальный ремонт. На восстановление Ленингорской больницы выделено 30 миллионов рублей. Пока врачи обитают во второй половине здания.

 Внутри помещения чувствуется запах сырости и едкий запах дыма – здесь помещения пока что отапливаются дровами.

Ленингорская центральная районная больница в посёлке Ленингор начала функционировать в 1964 году. На протяжении этих лет капитальный ремонт в этой больнице проводился  всего  два  (!)  раза.  Как  рассказывает  главный  врач  больницы  З.  Маргиев, «больница в данное время целиком требует капитального ремонта. Условия работы, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Кроме того, у нас острая нехватка педиатров, стоматологов, нет зубного техника. Стоматолог в больнице как бы есть, но он живет в Церовани, и приезжает в Ленингор в неделю два раза.

Заур Михайлович здесь работает главврачом чуть ли не с момента открытия больницы. Ещё во время первой войны[9], во времена «звиадизма», как он сам это называет[10], его освободили от должности, так как он был осетином, и главным врачом района назначили хирурга, фамилия которого оканчивалась на грузинское «-швили». Но с возвращением Ленингора под контроль Южной Осетии к Зауру Михайловичу тоже вернулась законная должность главного врача. «Для нас национальность не имеет абсолютно никакого значения, - рассказывает он. - Мы обслуживаем всех, не различая ни грузин, ни осетин. За девять месяцев в больнице оказана медицинская помощь 193 больным. С нового года обещают провести капитальный ремонт, и если бы это обещание превратилось в дело, было бы, конечно, прекрасно. С медикаментами у нас всё в порядке, Министерство здравоохранения Южной Осетии по нашей заявке регулярно обеспечивает нас нужными лекарствами». Проходя по кабинетам, в искорёженных железках с трудом можно различить больничные койки, операционные столы, антибактериальные лампы, рентгеновский аппарат и т.д. Нет отделения хирургии, нет операционного блока, в упадок пришли кабинеты рентгена и УЗИ.

«Больница будет не менее чем на пятьдесят коек. Из-за нехватки денежных средств мы вынуждены временно объединить скорую помощь, санэпидстанцию, поликлинику и непосредственно больницу в основном корпусе», - рассказывает Министр капитального, дорожного строительства и архитектуры РЮО Ч. Хугаев. Ремонт здания больницы ведёт российская подрядная организация «Дагстрой». Основные специалисты приехали из Дагестана. Для привлечения рабочей силы две трети рабочих наняли из числа местного населения. Предположительно, по планам Министерства строительства восстановление здания больницы должно завершиться в сентябре текущего года.

В этих условиях скорая неотложная помощь не прекращает своей работы. «Мы выезжаем во все отдалённые сёла района, как только к нам поступают вызовы. В день у нас, в среднем, бывает до десяти вызовов. Мы максимально оперативно выезжаем и оказываем первую медицинскую помощь жителям. Министерство здравоохранения Южной Осетии выделило нам пять машин, что существенно улучшило работу скорой помощи. Это было большое внимание со стороны руководства Южной Осетии. До этого у нас было всего две старых машины», - рассказывает З. Маргиев. На заработную плату врачи не жалуются, по их словам, в этом году им повысили зарплату. Группа врачей Ленингорской больницы в прошлом году прошла также курсы повышения квалификации в России. Теперь здесь уверены в том, что после завершения ремонта здания на порядок улучшатся условия работы, а медперсонал обеспечат новым оборудованием.

Все эти проблемы Ленингорского района упираются в одну большую — плохая дорога, связывающая Цхинвал с Ленингором. Дорога от Цхинвала до Ленингора занимает четыре часа, при расстоянии восемьдесят километров. По разрытой трактором дороге в грязи увязает любой транспорт, кроме большегрузных «Камазов» и военного транспорта. По колдобинам и ямам, периодически проваливаясь в грязь, медленными темпами едет машина в Ленингор. Дорога пролегает через протяжённый горный участок узким серпантином. Мимо мелькают маленькие деревеньки, горные и лесистые местности. Почти на всём расстоянии дороги расположена дорожная техника,  строители,  горы  щебня  и  прочее.  На  каждом  правительственном  совещании  в Южной Осетии отмечается, что развитие дорожной инфраструктуры Ленингорского района Южной Осетии является одним из основных пунктов Инвестиционной программы содействия   социально-экономическому развитию РЮО на 2011 год. Из выделяемых российским бюджетом на реализацию программы 6 миллиардов 800 миллионов рублей более половины планируется потратить на строительство дорог, и самый масштабный проект – дорога Цхинвал – Ленингор. Кроме того, намечается построить дороги местного значения, которые свяжут друг с другом отдалённые села района. Между тем, дорогу начала строить ещё Межведомственная комиссия (МВК) по восстановлению РЮО. Затем в прошлом году эстафету  приняло  ФГУ  «Южная  дирекция  по  реализации  программ  и  проектов».  В нынешнем  году  заказчик  вновь  поменялся  –  достраивать  дорогу  предстоит  Минстрою Южной   Осетии. Как   отмечает   министр   капитального,   дорожного   строительства   и архитектуры РЮО Ч. Хугаев, на некоторых участках строительства выявлено несоблюдение нормативов.  В  частности,  уже  выявлены  нарушения  в  установлении  подпорных  стен, предназначенных  для  того,  чтобы  уберечь  в  будущем  дорогу  от  грязевых  оползней  с холмистых  местностей, пролегающих вдоль дороги. Генеральным         подрядчиком строительства определено Государственное унитарное предприятие (ГУП) «Дорэкспострой». Ясно, что эта дорога имеет стратегическое значение для развития отношений между районом  и  столицей  Республики,  которые  были  фактически  оторваны  друг  от  друга последние двадцать лет; кроме того, она проходит через множество населённых пунктов Цхинвальского  района.  Проезд  по  заасфальтированной  новой  дороге  из  Цхинвала  в Ленингор будет занимать примерно в четыре раза меньше времени, т. е. около часа. По своему значению для внутренней политики Республики дорога Цхинвал – Ленингор, таким образом, сопоставима со значением Транскавказской автомагистрали для внешней политики

РЮО.

Становится возможным развитие на новом уровне не только культурных, образовательных и др. взаимосвязей между Цхинвалом и Ленингором, но и непосредственно хозяйственных.

Экономически важным объектом района является пивоваренный завод, под нынешним названием «Алутон»[11]. После долгого простоя по окончании боевых действий в августе 2008 г. пивоваренный завод заработал, руководителем был назначен приезжий специалист И. Каримов. Завод вышел на нормальный режим производства, с декабря 2009 года до апреля 2010 года произведено 160 тонн пива трёх видов – «Алутон» , «Жигулевское» и «Карлов мост». Эта продукция реализовывалась в самом Ленингоре, в Цхинвале и в районах Южной Осетии. Однако по данным прокуратуры денежная сумма от реализации пива на 800 тысяч рублей не поступила на расчётный счёт в Национальный банк республики, в связи с чем 20 апреля 2010 года на   имущество завода был наложен арест, а против

руководства предприятия возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 160 (присвоение или растрата) и ч. 2 ст. 171 УК РФ[12] (незаконное предпринимательство). Как отметили в генеральной прокуратуре, вся бухгалтерская документация завода пропала вместе с руководством завода с началом доследственной проверки. На данный момент предприятие не занимается производственной деятельностью, но Генеральная прокуратура Южной Осетии готова снять арест с завода, как только Министерство экономического развития Республики будет готово принять его на свой баланс и возобновить производство.

Постоянное и пристальное внимание к Ленингорскому району приковано и со стороны международных и различных правозащитных организаций. Вопрос Ленингорского района регулярно поднимается и обсуждается на Женевских дискуссиях, рассматривается на встречах западных, грузинских и югоосетинских неправительственных организаций (НПО).

Одной из причин такого пристального внимания является компактное проживание в этом районе грузин и осетин. Заметный резонанс вызвал приезд в район известного грузинского политика и политолога Пааты Закареишвили летом 2009 года; он лично убедился в том, что никаких притеснений грузинского населения в действительности в Ленингорском районе нет, социально-экономические проблемы последовательно решаются, деятельность новой администрации входит в нормальный управленческий режим. В то же время по факту визита П. Закареишвили в Парламенте Южной Осетии возникли вопросы к руководству пограничников  и  представителям  Ленингорской  администрации,  а  в  газете  официоза «Южная Осетия» была опубликована статья, негативно оценивающая и сам приезд П. Закареишвили, и его самого как грузинского общественного деятеля.

В ноябре 2010 года Южную Осетию посетил Верховный комиссар ОБСЕ по национальным меньшинствам. Надо отметить, что после августа 2008 года ОБСЕ полностью потеряла какой бы то ни было авторитет у народа и руководства РЮО из-за своей предательской в отношении Южной Осетии позиции, поэтому разрешение на приезд К. Воллебека было проявлением доброй воли со стороны Южной Осетии к открытому диалогу с международными организациями. Комиссар встретился с представителями властей, национальных общин Южной Осетии, а также посетил Ленингорский район. По итогам визита К. Воллебек сделал доклад на Постоянном Совете ОБСЕ. Ознакомившись с докладом, в руководстве РЮО сочли необходимым выступить со специальным  комментарием,  что было поручено сделать МИД РЮО[13]. «С сожалением приходится констатировать, что многие позиции в докладе идут вразрез с реальным положением дел и оценками, которые были высказаны им самим в ходе визита в Южную Осетию», - говорится в заявлении МИД РЮО. Господин К. Воллебек выразил благодарность властям России и Грузии за содействие в организации визита, но «ни словом не обмолвился о властях Республики Южная Осетия, хотя возможность визита в Южную Осетию как суверенное и признанное государство, но пока не члена ОБСЕ, решалась именно с властями нашего государства». Далее МИД РЮО указывает на доказательства вопиющей ангажированности комиссара: «Отметив наличие к северу и востоку от Цхинвала пустующих грузинских сёл, господин Воллебек не упомянул ни об увиденных разрушениях в г. Цхинвале, ни о восстановительных работах, которые ведутся, ни, тем более, о грузинской военной агрессии 2008 года против Южной Осетии, от которой пострадали представители всех национальностей, живущих в Республике. Не принимая в расчёт другие национальности, он выражает в докладе беспокойство о сохранении этнической идентичности грузин в Южной Осетии, в том числе в Ленингорском районе. В докладе не упоминается, что в Южной Осетии функционируют восемь грузинских школ, из них шесть в Ленингорском районе, что в этих школах дети имеют возможность заниматься по грузинским учебникам и программам. Не замечена инициатива властей Южной Осетии по готовности под наблюдением УВКБ ООН вернуть в места постоянного проживания в Ленингорском районе всех лиц, которые считаются в Грузии перемещёнными лицами и ютятся в Церовани. Не нашла отражения в докладе возможность этих жителей Ленинорского района приезжать в свои дома, обрабатывать свои земельные участки, также ничего не говорится о российских гуманитарных акциях (в том числе в сфере здравоохранения) в Ленингорском районе. В докладе выражена озабоченность по поводу свободы передвижения через границу (хотя отмечается до восьмиста пересечений в день), но не уточняется, что сложности в передвижении и провозе грузов, в том числе гуманитарных, создают не югоосетинские, а грузинские власти (что лично ощутил на себе господин Воллебек)». Особое негодование в Южной Осетии вызвал подход К. Воллебека к проблемам осетин: «Как проявление избирательного подхода к проблемам национальных меньшинств расценивается отсутствие в докладе упоминания не только об изгнанных из Грузии осетинах но и о проблемах осетин, в настоящее время проживающих в Грузии, хотя в Цхинвале господину Воллебеку предоставили много фактов, подтверждающих нарушения прав осетин в Грузии, и он сам заявил, что получает «много жалоб от осетин в Кахетинской зоне»». С иронией цитируются слова К. Воллебека, повторяющие неоднократно высказываемые настойчивые требования международных организаций о «необходимости более широкого международного присутствия» в Южной Осетии.

Ленингорский район, таким образом, вступил в новую полосу своей жизни. Условия её определяются теми обстоятельствами, которые сложились после признания Республики Южная Осетия, начала реализации в новопризнанном государстве масштабных восстановительных программ и программ развития. Что касается отношений с Грузией, приграничных вопросов по Ленингорскому району, то они будут решаться югоосетинской стороной, исходя прежде всего из интересов людей, живущих в районе.



[1] До распада Союза Советских Социалистических Республик и начал грузино-осетинского конфликта в 1989 –1990 гг

[2] Бывшее Карчохи.

[3] Бывшее Алеви

[4] Бывшее Ларгвиси

[5] Данные грузинской переписи. Югоосетинскими властями полноценной переписи пока не проводилось

[6] Бывшее Мосабруни

[7] В грузинской валюте 450 лари.

[8] Бывшее Нагомеви.

[9] Имеется в виду вооружённая фаза грузино-осетиинского конфликта в 1991 – 1992 гг.

[10] Период,  когда  у  власти  в  Грузии  был  Звиад  Гамсахурдия,  характеризующийся  проявлением  национал- экстремизма.

[11] По названию хмельного напитка из национального эпоса осетин – нартиады.

[12] В Республике Южная Осетия применяется Уголовный Кодекс Российской Федерации

[13] Комментарий Министерства иностранных дел Республики Южная Осетия к докладу Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кнута Воллебека на заседании Постоянного совета ОБСЕ // Южная Осетия. 27. 10. 2010.

Прочитано 5700 раз Последнее изменение Воскресенье, 16 Ноябрь 2014 23:44
Мария Котаева

Журналист 

Последнее от Мария Котаева

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена