A+ A A-

Экономическая реабилитация Южной Осетии: текущие задачи и стратегия развития

Автор 

Батрадз Харебов

Распад СССР привёл все составляющие его образования в кризисное состояние. Это касалось и политической, и экономической, и социальной, и культурной составляющих. И если бывшие союзные республики, объявлявшие себя суверенными государствами, стали искать (с разной степенью успеха) выходы из создавшегося положения, приступили к выстраиванию своей государственности, исходя из новых реалий, то в этом плане значительно труднее пришлось административно-территориальным образованиям – автономным республикам, автономным областям, национальным округам. Большинство из них остались в составе бывших союзных республик, а теперь и независимых государств. Некоторые добились повышения своего государственно-политического статуса, чему новое руководство новых метрополий не особо препятствовало.

Сложнее обстояло дело с Абхазской Автономной Советской Социалистической Республикой, Юго-Осетинской Автономной Областью (входившими в состав Грузии) и Нагорно-Карабахской Автономной Областью (входила в состав Азербайджана). Эти национальные республики, оказавшиеся на обломках некогда могущественного государственного монолита, и оставленные без всякой поддержки со стороны уже практически не имеющего влияния на них центра, оказались в наиболее  сложном положении. Беря пример со своих «старших» собратьев, Южная Осетия законодательным путём, через решение народных депутатов всех уровней, 20 сентября 1990 года повысила свой статус с автономной области, до республики и стала именоваться Юго-Осетинской советской демократической республикой, а затем – Республикой Южная Осетия. Нежелание оставаться в составе Грузии, где к власти пришли националисты, объявившие о построении мононационального государства, проведении политики, направленной на вытеснение и ассимиляцию национальных меньшинств, было заявлено принятием Декларацией о национальных суверенитете. В ответ на это Верховный Совет Грузии ликвидировал Юго- Осетинскую  автономию  как  таковую,  а  вслед  за  этим  была  предпринята  вооружённая агрессия против мирного населения Южной Осетии[1].

Ещё в советский период Южная Осетия была административным образованием двойного подчинения. Его контролировал пока республиканский, а затем союзный центр. Это создавало сложности и политического и экономического плана. Именно центры решали, как должна была область продвигаться в отношении хозяйственного строительства, какие отрасли хозяйства ей надлежало развивать. При этом мало учитывались местные особенности, интересы коренного населения, внутренние ресурсы. Такая недальновидная политика приводила к тому, что экономика развивалась однобоко, недостаточными темпами, в своей основе была ущербной, а заложенные в нее программы – не приводили к осязаемым результатам и не высвечивали перспектив[2].

В результате к концу 90-х годов прошлого века Южная Осетия оказалась самым отсталым регионом Грузии. По сути, её превратили в сырьевой придаток. При том, что население Южной Осетии составляло два процента от числа жителей Грузии, здесь производились лишь 1,2% валового общественного продукта и на неё приходилось 1,5% национального дохода республики. Показатель производства национального дохода на душу населения в области был равен всего 60,4% аналогичного среднереспубликанского показателя. Крайне медленно повышался здесь уровень индустриального развития, область всё ещё оставалась аграрно-индустриальной. В расчёте на душу населения в Южной Осетии производились на 42,7% меньше промышленной продукции, чем в среднем по республике.

Да и само сельское хозяйство области находилась, судя по отчётам, в плачевном состоянии. Ситуация усугублялась ещё и тем, что республика по сути обложила область данью. Южная Осетия должна была поставлять центру в 1,5-2 раза больше мяса, сыра, шерсти, картофеля, и другой продукции сельского хозяйства, чем соседние грузинские районы. Это приводило к истощению местных ресурсов и деградации самого хозяйства. Всё это напрямую сказывалось на благосостоянии населения. Среднемесячная заработная плата в конце 80-х годов была в Южной Осетии самой низкой в Грузии – 148 рублей (в Грузии – 186 рублей, в СССР – 220 рублей)[3].

Несмотря на такое бедственное положение, югоосетинские специалисты разрабатывали программы, которые в полной мере учитывали местную специфику, наличие природных и трудовых ресурсов, возможности межрегионального сотрудничества. Доведение их до полного выполнения могли приблизить Южную Осетию к среднереспубликанским показателям.

Как отмечалось, Юго-Осетинская автономная область являлась регионом двойного подчинения. В ней находились промышленные предприятия союзного подчинения – Кваисинское    свинцово-цинковое    рудоуправление, заводы «Электровибромашина» и «Эмальпровод», республиканского подчинения – Грузтальк, швейная и трикотажная фабрики, автобусо-ремонтный и авиационный заводы, другие предприятия. Наличествовали и объекты местной промышленности. Из области вывозились строительные материалы, лес, минеральные воды. Транскавказская автомагистраль напрямую соединяла Южную Осетию с Северным Кавказом и Россией. Газ и электричество поступали чрез Грузию. Сельским хозяйством занимались государственные структуры (на смену колхозам пришли совхозы).

Вполне вероятно, что эффективно используя все внутренние ресурсы и пользуясь действенной поддержкой со стороны союзного и республиканского центров, экономика Южная Осетия могла бы выровняться, стать рентабельной, растущей, перспективной. Но распад СССР полностью порушил все намеченные проекты. Прежде всего, на смену плановой экономики пришли рыночные отношения, к чему Южная Осетия оказалась совершенно неготовой. Этот процесс болезненно сказался на всём постсоветском пространстве, и его последствия ощущаются и сейчас, но наибольший урон он нанёс небольшим, экономически незащищенным  административно-территориальным образованиям. Промышленность Южной Осетии оказалась на грани краха. Были полностью нарушены производственные связи. Трудноразрешимой стала проблема сбыта и снабжения. Из-за отсутствия финансирования заводы и фабрики стали массово терять своих работников, особенно квалифицированных.

В советское время многие хозяйственные объекты по разным причинам были нерентабельными. Чтобы хоть как-то поддерживать производства и не лишать население работы, они дотировались государством. В новых условиях об этом пришлось забыть. Кроме того, в условиях рынка продукция югоосетинских предприятий оказалась неконкурентоспособной.

Но основной удар по экономике Южной Осетии нанесла  военная  агрессия  1991- 1992 годов. Сложности начались ещё в 1989 году, когда союзные республики,  обуянные идеей сепаратизма, стали становиться национальными со всеми вытекающими из этого политическими, социально-экономическими, этническими и культурными последствиями. Уже с того времени против Южной Осетии стала вестись информационная война, проводиться пропагандистские акции, приниматься антинародные правительственные решения, ущемляющие права нацменьшинств законодательные акты. Со временем всё это переросло в насильственные действия, захват людей, сожжение домов, угон скота, хищение имущества, блокирование дорог. Всё это никак не способствовало хозяйственному развитию, лишало перспектив промышленное и сельскохозяйственное производство.

Ущерб, нанесённый Южной Осетии во время агрессии начала 90-х годов по своим размерам колоссален. Было полностью разграблено и сожжено 117 осетинских сел, пострадало до 15% жилого фонда Цхинвала. Разрушены дороги и мосты, угнан скот, за пределы области вывозилось не только частное, но и государственное имущество – станки, оборудование, товары, транспортные средства, стройматериалы, короче говоря, всё, что имело хоть какую-то ценность – вплоть до металлолома, рельсов, линий электропередач, древесины. Общий ущерб составил 1,4 млрд. рублей в ценах 1992 года[4].

Но наибольший урон понесло население Южной Осетии, её трудовые ресурсы. За 1989 – 1992 годы погибло до 1000 человек, среди которых большинство – дети, женщины, старики. Более двух тысяч человек были ранеными или получили увечья. Десятки человек до сих пор считаются пропавшими без вести. Свыше 100 тысяч осетин, проживавших в Грузии за пределами РЮО, вынуждены были бежать на Северный Кавказ, в различные регионы России. Из них подавляющее большинство не вернулось обратно[5].

После ввода в Южную Осетию миротворческого контингента в июле 1992 года, помимо сохранения безопасности, руководство республики было озабочено восстановлением народного хозяйства. Здесь скопилось множество проблем, в новых условиях казавшиеся неразрешимыми. Некоторые промышленные предприятия (трикотажная фабрика, завод по ремонту электро-тракторного оборудования, авиационный, химзавод) пострадали настолько, что о их восстановлении пришлось забыть, другие («Электровибромашина», «Эмальпровод», механический завод) – пришлось перепрофилировать. Лесокомбинат и молочный завод хоть и продолжали выпускать прежнюю продукцию, но свернули многие производства. Всё еще на повестке дня стоит восстановление швейной фабрики, автобусоремонтного, консервных заводов, завода железно-бетонных конструкций, мясокомбината с некоторой коррекцией их деятельности.

Отдельно стоит вопрос о возобновлении работы Квайсинского свинцово-цинкового рудоуправления. Для того, чтобы предприятие заработало на полную мощь, необходимо откачать воду из шахт, обеспечить бесперебойное электроснабжение, закупить современную технику, оборудование, транспортные средства, отремонтировать подъездные пути, запустить обогатительную фабрику, пригласить специалистов, подготовить местные кадры. Но главное – найти инвесторов, наладить производственные связи, найти рынки сбыта[6].

Не меньше проблем было в плане сельского хозяйства. В результате военных действий и регулярных нападений на беззащитные сёла грузинского спецназа и различных бандитских групп, блокирования дорог, вследствие чего в отдельные населённые пункты не было возможности завозить продукты и другие предметы жизнеобеспечения, население из многих осетинских сёл было полностью вытеснено. Скот был угнан, поля заброшены, фермы разрушены, дома сожжены, сады вырублены. Вернуть в них населения сейчас представляется проблемой очень сложной. Для этого предстоит много сделать: прежде всего обеспечить людям полную безопасность, гарантировать им доход от деятельности, восстановить жилой фонд, проложить дороги, линии электропередач, наладить связь и телеобеспечение, построить школы, медпункты, объекты культуры, выделить средства на закупку скота, посевных материалов, удобрений сельхозтехники. Многое из перечисленного входило и продолжает входить в программы поддержки фермерских хозяйств, но их ещё предстоит реализовать.

Без помощи извне восстановление было невозможно. Россию в 90-е годы раздирали внутренние проблемы, шла борьба за власть, происходил частный раздел природных богатств,  разворовывание  активов,  свёртывание  производства.  Она  стремительно  теряла международный авторитет, теряла с большим трудом завоёванные позиции. В этих условиях она сама нуждалась в помощи, не то, чтобы самой ее кому-нибудь оказывать.

В Южной Осетии появлялись разного рода приезжие предприниматели и бизнесмены. Одни из них оказывали гуманитарную помощь, другие вкладывали средства в издательскую деятельность, различные культурные программы. Были и такие, кто проявлял интерес к различным хозяйственным объектам, готов был вложить средства. Иные и вкладывали, но эффект эти одноразовые акции не приносили, чаще усилия оказывались затраченными зря.

При этом инвесторы требовали гарантий, налоговых послаблений, упорядочения законодательной базы. Со всем этим в те годы были сложности, что не способствовало экономическому возрождению. К тому же в плане безопасности были проблемы. Цхинвал был окружён грузинскими анклавами, откуда велись обстрелы, забрасывались диверсанты, устраивались провокации и акты устрашения. Дороги регулярно перекрывались, люди и грузы захватывались. В любой момент могли быть перекрыты газ, вода, электроснабжение. Доходило до того, что руководство республики вынуждено было пользоваться малопригодной объездной Зарской дорогой, протяженностью 30 км, вместо того, чтобы пользоваться шоссейным участком Кехви – Цхинвал длиной 10 км.

С большим трудом удалось запустить некоторые производства, среди которых следует назвать заводы «Эмальпровод», «Электровибромашина», мехзавод, лесокомбинат, завод по розливу минеральной воды «Багиата». Из них только последний приносит устойчивую прибыль. Остальные к концу 90-х годов едва выходили на 10 – 20% своей мощности. Некоторые цеха пришлось временно закрыть, а сами предприятия – перепрофилировать. «Эмальпровод», например, стал выпускать продукцию из пластика (посуда, трубы), «Электровибромашина» - дровяные печи, урны, баки. Некоторые заводы открыли столярные цеха. Доходило до того, что там же стали изготавливать надгробные камни.

С сельским хозяйством дела обстояли ещё сложнее. Животноводство оказалось на нуле, поскольку все совхозное стадо было угнано или забито, а фермы сожжены и разрушены. Что касается частного стада, то и оно понесло существенный урон. Заметно сократились посевные площади. Сельхозтехники практически не было, удобрения не завозились. Какие- то средства выдавались на закупку семян, но и это экономического эффекта не имело.

Ремонта требовали дороги, восстановления – мосты и оросительные сооружения. Городская телефонная связь оказалась настолько повреждённой, что многие абоненты до сих пор, по истечении почти 20 лет, не могут ею пользоваться. Лишь в последнее время удалось восстановить государственную радиотрансляцию.

Но люди научились, не дожидаясь помощи извне, находить выход из положения, самим решать проблемы, налаживать связи, благоустраивать быт. Исторически так сложилось, что осетины, проживающие большей частью в горах, и грузины, населяющие долину, вели взаимовыгодную торговлю, обменивались производственной продукцией. Осетины привозили на рынок мясо, сыр, шерсть, картофель, изделия из дерева, грузины – овощи, фрукты, зерно, мануфактурные товары. До недавних пор, несмотря на то, что урегулировать грузино-осетинский конфликт не удалось и различные осложнения на национальной почве то и дело возникали, на торговле это сказывалось мало. Жители окрестных с Цхинвалом грузинских сёл продолжали привозить на городской рынок овощи, фрукты, виноград, разносить по домам молоко и молочные продукты, те же фрукты. Обратно домой забирали всё, что можно приобрести на рынках и в магазинах – мясо, сыр, масло, крупы, сахар, вплоть до хлеба.

Своеобразным символом совместной торговли в конфликтной зоне стал рынок на границе Южной Осетии и Грузии. Осетины называли его рынком ТЭКа[7], а грузины – Эргнетским рынком. Занимал он несколько гектаров и растянулся на километры вдоль трассы Цхинвал-Гори. За короткий срок здесь появились складские помещения, торговые ларьки, открытые торговые площадки, пункты связи, медицинские пункты, аптеки, газо- и бензозаправки и т. д. Помимо продуктов питания, здесь торговали всеми другими товарами, вплоть до автозапчастей и строительных материалов. Оптом здесь закупались мука, сахар, цемент и др. Осетины привозили в Эргнети товары с рынков Северного Кавказа, а грузины турецкий ширпотреб и продукты со своего огорода. Здесь заключались сделки, назначались встречи, решались проблемы, требующие присутствия обоих сторон. Международные наблюдатели не раз говорили, что Эргнетский рынок – это яркое проявление народной дипломатии, и что здесь через торговлю и контакты между людьми удалось добиться большего, чем в результате официальных переговоров, «круглых столов», выработки совместных программ по сближению позиций.

Положительный, а главное – выгодный для обоих сторон опыт торговли на Эргнетском рынке привёл к тому, что этому примеру последовали и в приграничной зоне Ленингорского и Знаурского районов. Начав с продуктов питания, торговый оборот расширялся в объеме и ассортименте, дошло до того, что на рынке можно было сторговать автомобиль иностранной марки. 

Эргнетский  рынок,  таким  образом,  успешно  развивался,  и  торговля  продвигала «народную дипломатию», способствуя восстановлению добрососедских и доверительных отношений между грузинским и осетинским народами. Но в Грузии победила «розовая революция» и к власти пришла команда М. Саакашвили. Новый грузинский лидер сразу усмотрел в Эргнетском рынке и попытках сближения двух народов угрозу грузинской государственности и своему политическому будущему; было принято решение рынок закрыть, а на границе установить строгий контроль. Народу объяснили, что таким образом государство борется с контрабандой, наркотиками, криминалом вообще. Несмотря на сопротивление торговцев, рынок был закрыт, но от этого проблема с наркотиками и криминалом в Грузии решена не была, скорее наоборот. Больше всего от этой силовой акции пострадали грузинские крестьяне, особенно из Карельского и Горийского районов. В других регионах Грузии их фрукты и овощи не были нужны, а виноград – после того как Россия перестала покупать грузинское вино – стал сдаваться по бросовым ценам (в других странах оно никогда не пользовалось спросом). Испытывало трудности и осетинское население, но тут всё проще. Фрукты и виноград продолжали доставляться из Грузии в Южную Осетию, но уже минуя Эргнетский рынок и по другим ценам. В Цхинвале продолжали разносить молоко и молочные продукты жители грузинских сёл.

Такое положение продолжалось вплоть до августа 2008 года. Очередное вооружённое вторжение в Южную Осетию полностью пресекло налаженную систему торговли между населением двух республик. После признания Южной Осетии Россией и другими странами административная граница между Грузией и Южной Осетией в одночасье превратилась в государственную, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Особо следует сказать об участии в восстановлении экономики Южной Осетии международных организаций. Сразу после завершения военных действий в июле 1992 года, многие мировые и европейские структуры выразили желание поучаствовать в качестве посредников в урегулировании конфликта. При этом, помимо решения сугубо политических проблем, посредники брали на себя обязательства по восстановлению разрушенного в результате военных действий хозяйства и возвращению беженцев.

До августа 2008 года такая возможность у них была, и некоторые международные организации вели достаточно результативную деятельность. Так, ОБСЕ (в те годы СБСЕ) свой офис в Цхинвале открыла ещё в 1993 году. Главная цель миссии ОБСЕ сводилась к мониторингу, поэтому в Южной Осетии регулярно находились гражданские и военные наблюдатели. ОБСЕ предлагала посредничество в деле экономической помощи Республике. Поскольку сама организация не занималась хозяйственным восстановлением, через неё свои экономические проекты стал проводить Евросоюз. Двухгодичная экономическая программа оказалась самой затратной – она оценивалась в 11 млн. евро. За эти деньги были построены дома  для  беженцев,  ремонтировались  дороги  и  водоканалы,  восстанавливались  мосты выполнялись другие виды работы и финансировались  разного рода гуманитарные мероприятия[8].

ООН, в отличие от Абхазии, своего офиса в Южной Осетии не имела и миротворческой деятельностью здесь не занималась, но приняла участие в оказании помощи по обустройству беженцев через свою структуру Управление верховного комиссара по беженцам (УВКБ) ООН. Главной целью управления было строительство домов в сельской местности, куда планировалось переселить беженцев, и хотя этот проект социально значимых результатов не дал, программа была выполнена до конца.

Более разнопланово действовал Норвежский совет по делам беженцев. Начал он с гуманитарной помощи, сводившейся к раздаче нуждающимся продуктов,  одежды, предметов домашнего обихода, других товаров жизнеобеспечения. Но затем Совет приступил к реализации микроэкономических проектов. Они приобретали желающим оборудование для того, чтобы те сами могли выпускать продукцию. Таким образом были приобретены для мастериц швейные машинки и ткани, и те на дому могли выполнять различного рода заказы. Норвежский Союз оказывал также помощь фермерским хозяйствам. Восстанавливались объекты сферы услуг.

Австрийский гуманитарный комитет вёл свою работу в Южной Осетии не столь долго, но оставил вполне очевидный след: им в посёлке Дзау были построены средняя школа и школа-интернат, и приобретены для них мебель и оборудование.

Реализацией различных микроэкономических проектов в Южной Осетии занимались также международные организации IRC и ADRA. Последняя, кроме того, оказывала гуманитарную помощь, завозила дрова нуждающимся, раздавала медикаменты и готовила медсестёр для лечебных учреждений Республики. Примечательно, что ADRA, уже не имея своего офиса в Цхинвале, продолжала свою миссию, решив завершить свою программу полностью уже через своих местных представителей.

Международная организация «Врачи без границ» также имела свое представительство в Цхинвале. Непосредственно оказанием помощи по восстановлению хозяйства и подъему экономики эта структура не занималась, но за короткий срок своего пребывания успела немало сделать в плане оказания гуманитарной помощи. Медицинским учреждениям (больше всего – туберкулезной больнице) завозились медикаменты, продукты питания, дрова, оказывается другая помощь. В том же ключе, но уже позже стал действовать Международный Комитет Красного Креста (МККК).

Следует отметить, что международные организации способствовали поддержанию жизненного уровня населения Южной Осетии ещё и другим способом: как правило, для реализации своих программ они привлекали местных жителей – переводчиков, строителей, водителей, социальных работников, других специалистов и платили им зарплату в разы больше, чем получали остальные жители Республики. Кроме того, они арендовали у местного населения жилую площадь и автотранспорт, пользовались другими платными услугами. Они также платили все подобающие республиканские налоги.

В тот же период международные организации всячески способствовали контактам неправительственных организаций Грузии и Южной Осетии, устраивая им встречи на нейтральных территориях, организуя семинары, конференции, «круглые столы» по различной тематике. Помимо этого появлялась возможность контактов на профессиональной основе. Учителя встречались с учителями, врачи – с врачами, журналисты – с журналистами и т. д. С 1995 до 2000 года прошло несколько встреч руководства двух республик, среди них три встречи между президентом Грузии Эдуардом Шеварднадзе и президентом Южной Осетии Людвигом Чибировым. Главными вопросами, обсуждаемыми на этих мероприятиях, были те из них, которые касались будущего двух стран, политических перспектив урегулирования конфликта, гарантий безопасности, возвращения беженцев. В этом ряду, как правило, уделялось внимание проблемам экономического восстановления, приграничной торговли, поставок газа, электричества, воды. Со своей стороны международные организации предлагали обоим сторонам участвовать в различных совместных проектах, гарантируя их полное финансирование. Эти попытки имели лишь частичный успех, поскольку Грузию при таком раскладе устраивала только лидирующая роль, участие на паритетной основе здесь воспринималось как косвенное признание Южной Осетии. В этих условиях посредническим структурам и спонсорским фондам пришлось согласиться с половинчатым решением вопроса, что заключалось в разделе финансовых средств, заложенных под один проект, между сторонами. При этом Южная Осетия чаще всего оказывалась в проигрышном положении.

К началу нового тысячелетия, почти через десять лет после прекращения военных действий в Южной Осетии, конфликтующим сторонам удалось существенно сблизить позиции, хотя завершающий результат достигнут не был: открытым оставался главный вопрос, касающийся политического статуса Южной Осетии.

Победа в Грузии «розовой революции» и приход к власти М. Саакашвили отбросили ситуацию в первоначальное положение: ужесточился приграничный контроль, были ликвидированы совместные рынки, свелись к нулю контакты на уровне неправительственных организаций, творческих союзов, научных и культурных объединений. Полностью прекратились контакты на правительственном уровне, встречи глав республик стали невозможными. Все это негативно отразилось на хозяйственной деятельности, но больше всего от этого пострадала Грузия, которая стала терять российский рынок. Южная Осетия зависела от России на 95% и особого урона от новой позиции официального Тбилиси не понесла.

В отношении Южной Осетии Грузия, вместо политики сближения и налаживания связей, пошла на прямую конфронтацию, которая привела к военному нападению на мирное население. Вооружённая агрессия Грузии августа 2008 года оказалась самой жестокой и кровопролитной за весь период грузино-осетинского противостояния. В результате обстрелов только в Цхинвале было полностью сожжено и разрушено 26 многоквартирных муниципальных домов, частично разрушено ещё 226. В частном секторе было уничтожено 231 домовладения, 442 дома получили тяжёлые повреждения до состояния непроживания, ещё 674 – средние[9]. Общий ущерб от этих потерь первоначально оценивался в 10 млрд. рублей.

Значительным разрушениям подверглись заводы «Электровибромашина», «Эмальзавод», механический завод. Были сожжены здания Парламента, МИДа, основной учебный корпус Госуниверситета, городской универмаг, частично разрушены здания МВД и государственное телевидения. Из девяти общеобразовательных школ города три были полностью разрушены, в плачевном положении оказались детские сады и ясли. Серьезно пострадали республиканская больница, городские поликлиники, республиканская и местные библиотеки. В результате обстрелов была практически полностью уничтожена городская инфраструктура, выведены из строя коммуникации связи, водопровода, газоснабжения, электросети. Сгорели большинство объектов торговли и частного бизнеса. Среди культурных объектов, которые подверглись разрушению, числятся две православные церкви и синагога. От танковой атаки пострадало Мемориальное кладбище во дворе 5-й школы Цхинвала.

Не меньшие потери понесли и сёла республики, особенно те из них, которые находятся в Цхинвальском районе – Прис, Тбет, Хетагурово, Дменис, Сатикар, Сарабук. Большинство домов в них было уничтожено. Погибли посевы зерновых, более 80% скота было угнано или уничтожено.

Все эти приведённые данные отнюдь не отражают реальную картину нанесенного ущерба. Это лишь его часть. И перечислены эти факты единственно для того, чтобы можно было хотя бы приблизительно представить, какой урон был нанесен народному хозяйству Южной Осетии, его государственному и частному сектору. Скупые цифры красноречиво показывают, какой объём восстановленных работ предстоит провести. И сейчас ещё, по истечении двух с половиной лет со дня событий августа 2008 года, до завершения процесса восстановления еще далеко.

В результате военной авантюры, предпринятой грузинским руководством пострадало не только осетинское население, но и сами грузины. Оказавшись на линии огня под ответным ударом, практически перестали существовать Кехви – Тамарашенский, Авневи – Нульский и Ередви – Ванатский анклавы[10].

Развязанная против Южной Осетии война нанесла губительный удар по экономике Республики. В первое время на передний план вышли вопросы гуманитарной помощи населению, оказания ему медицинской и психологической помощи, восстановлению жилья и коммуникации. Только после этого стали ставиться проблемы промышленного и сельскохозяйственного развития[11].

Гуманитарная помощь в Южную Осетию стала поступать сразу после окончания военных действий. Она была весьма объёмной и разносторонней. Грузы поступали из многих стран, международных гуманитарных организаций, общественных фондов, но более всего – от субъектов Российской Федерации, стран СНГ. Помощь оказывали государственные структуры, общественные организации, гуманитарные фонды, религиозные общины, осетинские диаспоры. В большом количестве доставлялись в Республику продукты питания, медикаменты, одежда, предметы первой необходимости, домашняя утварь, строительные материалы, автотранспорт, техника и оборудование. Помимо этого в Республику поступали значительные финансовые средства. Это были отчисления из бюджетов субъектов РФ, со счетов фирм и организаций, фондов, а также частные пожертвования. В результате практически каждой пострадавшей семье была оказана помощь, выплачены компенсационные суммы.

Процесс восстановления Южной Осетии вышел на новые рубежи после принятия Россией важного политического решения: 26 августа 2008 года Российская Федерация признала Республику Южная Осетия, и с этого момента РЮО стала субъектом международного права[12]. За два года между двумя странами было подписано более 50 международных договоров и соглашений. Большая часть их них касалась реабилитации хозяйственных и социальных структур.

За первые два года на восстановление Южной Осетии Россией было выделено более 11 млрд. рублей. Они пошли на строительство и ремонт частного и муниципального жилья, школ, дошкольных учреждений, больниц и поликлиник, дорог, восстановлению коммуникационных    систем. Наибольший    резонанс имела прокладка газопровода «Дзуарикау-Цхинвал», уникального по своей сложности и техническим характеристикам[13]. Газ стал поступать из России в Южную Осетию напрямую, а потому стал значительно дешевле. Пропускная способность газопровода такова, что Республика в перспективе может стать транзитёром газа в другие страны, что несомненно улучшит экономический климат в Республике.

По инициативе правительства Российской Федерации некоторые промышленные гиганты заключили договора с предприятиями Южной Осетии, а по сути – взяли над ними шефство.  Так,  Уральский  горнорудный   комбинат   взял   на   себя   обязательство   по восстановлению Квайсинского рудоуправления, повышению мощности завода «Электровибромашина», «Эмальпровод».

Что касается международных организаций – мировых и европейских, то об их участии в восстановлении Южной Осетии говорить не приходится. Оказание даже элементарной гуманитарной помощи стали излишне политизировать. Зарубежные фонды соглашались завозить грузы в Южную Осетию только через Грузию, тем самым обозначая свою позицию, что для них РЮО – это не суверенное государственное образование, а неотъемлемая часть Грузии. Такая позиция для Цхинвала была неприемлемой; помимо этого здесь опасались, и не безосновательно, что вместе с гуманитарными грузами в Южную Осетию из Грузии могут доставляться наркотики, контрабанда и фальшивые денежные знаки, а среди сопровождающих могут оказаться провокаторы, диверсанты, сотрудники спецслужб.

В Цхинвале были закрыты офисы всех европейских организаций. После событий августа 2008 года, когда они безапелляционно встали на сторону Грузии, доверия к ним со стороны югоосетинского руководства и общественности уже не было. Даже после того, как различные международные независимые комиссии, после глубокого и всестороннего изучения вопроса (например, доклад и заключение «комиссии Тальявини») определили, кто был агрессором, а кто – жертвой, эти структуры, с упорством, поистине требующим лучшего применения, продолжали гнуть свою линию, настаивая на  «территориальной целостности Грузии», «оккупированных землях», «не легитимности» международного признания Абхазии и Южной Осетии. При таком отношении две последние имели полное право на принятие решений, отвечающих их интересам, и выстраивании отношений с зарубежными государственными и общественными структурами по собственному усмотрению.

Особые нарекания вызывала деятельность ОБСЕ, её позиция во время августовских событий. Зная о готовящемся нападении, работники организации ничего не сообщили о надвигающейся опасности руководству Южной Осетии. Более того, населению было отказано в использовании подвалов Цхинвальского офиса ОБСЕ в качестве убежищ. Позднее в тех же подвалах была обнаружена литература и листовки на случай захвата города грузинскими войсками. Кстати, в материалах известного сайта Wikileaks обнаружен любопытный документ, который посол США в Грузии Тафт направил в Государственный департамент своей страны. Там, со ссылкой на наблюдателей ОБСЕ, говорится о том, кто начал войну и сколько снарядов было выпущено по Цхинвалу только за первый час агрессии. При желании эти сведения ОБСЕ могла бы обнародовать или предоставить независимым комиссиям. Но это сделано не было, что указывает, что главная европейская структура, отвечающая за безопасность на континенте, действует выборочно, не обладает самостоятельностью и предвзято себя проявляет. По этой причине настойчивым попыткам ОБСЕ  и  Евросоюза  иметь  своих  наблюдателей  на  территории  Южной  Осетии  был  дан твёрдый отказ. В сложившихся условиях их присутствие только усложнило бы положение[14]. Некоторые  международные  организации  сразу  после  окончания  военных  действий стали проявлять интерес к Абхазии и Южной Осетии. Они предлагали свои возможности по вовлечению молодых государств в различные экономические проекты. При этом, как правило, предлагались два варианта: либо эти республики совместно с Грузией участвуют в совместном проекте, сулящем, как объявлялось, большие выгоды, либо они напрямую начинают экономически интегрироваться с Европой. При этом, опять же, и Абхазия, и Южная Осетия оставались в понимании инициаторов этих проектов «частью Грузии», временно «оккупированной» Россией. Такая позиция воспринималась как попытка нивелирования экономического присутствия России в этих республиках, что само по себе уже было неприемлемо.

В этом плане по-иному повёл себя Международный Комитет Красного Креста. Его офис в Цхинвале появился ещё в 90-х годах прошлого века, продолжает активно функционировать и сейчас. Во время событий августа 2008 года работники МККК оказывали всяческую помощь населению, за что снискали благодарность и уважение.

На первых порах Комитет ограничивался раздачей гуманитарной помощи, но затем деятельность стала функционально обогащаться. В 2009 и 2010 годах сельскому населению. Южной Осетии стали выдавать посевной материал и удобрения, при этом был установлен контроль за получением конечного результат, охвачено было более пяти тысяч хозяйств. На данном этапе семена хозяйствам также будут розданы. При этом будут осмотрены посевные площади, а заключение о целесообразности разведения тех или иных культур должен дать агроном.

Особое внимание будет уделяться приграничным зонам, особенно подсобным хозяйствам Ленингорского и Цхинвальского районов. Только в Ленингорском районе от населения было принято более 150 заявок на племенной крупнорогатый скот, столько же по пчеловодству и еще 200 на приобретение мини-тракторов с навесным оборудованием. Все эти заявки выполняются бесплатно при условии целевого использования предоставленной помощи. Организацией предусмотрены программы, не только направленные на развитие животноводства и растениеводства, но и торговую и другую предпринимательскую деятельность.

Но, строя свою государственность, планируя экономическую самостоятельность, не следует рассчитывать на долговременную помощь и поддержку хозяйственного сектора извне – будь то Россия, международные организации или благотворительные фонды. Как показала практика, единое экономическое пространство, торговые и таможенные союзы не могут быть гарантией экономической безопасности. Это в полной мере проявилось во время недавнего мирового экономического кризиса.

В современных условиях проблемы восстановления и развития народного хозяйства Республики Южная Осетия имеют не только чисто экономическую, но ярко выраженную политическую, социальную, демографическую составляющие. Если учитывать то, что процессы, происходящие в Южной Осетии и вокруг неё, находятся в сфере пристального внимания, и то, что это внимание не всегда носит благожелательный характер, то любые просчеты и ошибки, которые могут быть допущены в ходе государственного строительства, будут использоваться для дискредитации Республики в глазах не только мирового сообщества, но и перед потенциальными союзниками и экономическими партнерами. Очевидно, что если при этом будут наблюдаться процессы стагнации и даже спада в динамике экономики РЮО, Грузию будут выставлять в качестве более привлекательного экономического пространства не только по сравнению с собственно Южной Осетией, но и Россией. Если принимать во внимание то, что политические процессы оказывают непосредственное и очень серьёзное влияние на мировую экономику, то можно с достаточной долей уверенности говорить о том, что от того, какими темпами пойдёт развитие экономики РЮО, во многом зависит и величина издержек, которые понесёт Россия и другие дружественные Южной Осетии страны. Ясно, что эта зависимость носит обратно пропорциональный характер. От того, насколько профессиональным будет подход к формированию экономической модели Южной Осетии, насколько высоким будет уровень жизни её населения, во многом зависит не только судьба государства, но и народа.

Что касается собственно экономики, то представляется, что её восстановление и дальнейшее развитие должны быть подчинены реализации чётко детерминированной цепи мероприятий с определением временного и личностного факторов. Очевидно, что эта цепь должна быть оформлена и зафиксирована в принятых Правительством и утверждённых Парламентом Республики программах социально-экономического развития  на долгосрочную, среднесрочную и краткосрочную перспективы, с увязкой этих программ с бюджетом Республики и с условием, что разработчик программ, кем бы он ни был, будет нести полную ответственность за их реализацию.

Нет необходимости говорить о том, что разработка любых программ должна начинаться с тщательного, всестороннего и объективного стратегического анализа, целью которого является определение потенциала народного хозяйства Республики,  уровень развития основных факторов производства, диагностики проблем и степень их актуальности. Этот анализ возможно провести только путем разработки специальных показателей и коэффициентов, характеризующих стороны социальной и экономической жизни общества. Представляется, что основными проблемами народного хозяйства РЮО являются:

• перманентный, глубокий экономический кризис из-за развала инфраструктуры, разрушения ряда предприятий, жилого фонда, напряженного баланса трудовых ресурсов в результате агрессии со стороны Грузии;

• фактическая остановка многих предприятий или работа на 5-10% от уровня начала 1990-х годов. Причины этого явления: разрыв привычных хозяйственных связей после распада СССР; многолетняя экономическая блокада республики, закрывшая для предприятий    РЮО закавказский рынок; установление РФ в 1994 году государственной границы в Нижнем Зарамаге и жёсткий режим прохождения грузов и людей через нее; практически полное отсутствие конкурентоспособной продукции. Это обусловило постоянную убыточность промышленных предприятий Республики, отсутствие или неразвитость рыночных механизмов и действие законов свободной экономики. Убыточность предприятий стала причиной ненормального положения, которое выражается в том, что предприятия практически не участвуют в формировании государственного бюджета республики;

• высокая степень изношенности основных производственных фондов промышленности, которые не обновлялись с конца 1980-х годов. Как следствие этого - невозможность выпуска продукции, отвечающей современным требованиям. Получается замкнутый круг: промышленные предприятия РЮО лишены доступа к рынкам сбыта продукции и количество выпущенной и реализованной продукции не достигает точки безубыточности, а отсутствие прибыли не позволяет реинвестировать средства на реновацию основных средств;

• неразвитость новых, рыночных форм хозяйствования, отсутствие акционерного капитала, подавленная реакция на рыночные преобразования;

• общественное сельское хозяйство малопродуктивно и испытывает серьёзные затруднения с оснащением техникой и механизмами. Фермерские хозяйства находятся только в стадии становления и на данный момент не играют определяющей роли в формировании национального богатства;

• сфера малого и среднего бизнеса ограничена сферой торговли, услуг и общественного питания, практически нет частных предприятий в реальном секторе экономики, а тем более, в сфере инноваций;

• естественное старение и деквалификация трудовых ресурсов. Эти процессы усугублены отъездом значительной части деятельной рабочей силы за пределы Республики, особенно в 1990-е годы, и практически полным развалом системы профессионального и среднего специального образования. Открытие в Государственном университете соответствующих факультетов (готовящих инженеров и специалистов-технарей), а также многопрофильного колледжа (готовящих каменщиков, сварщиков, кафельщиков, сантехников, электриков) должно ещё доказать свою состоятельность. Всё это создает непростое положение с подготовкой и переподготовкой кадров для народного хозяйства РЮО;

• низкий уровень жизни населения, обусловленный в том числе перечисленными причинами. Социально значимая часть населения имеет доходы ниже прожиточного уровня;

• сложные проблемы в области демографии. На протяжении последних 20-и лет наблюдается  процесс  депопуляции,  смертность  превышает  рождаемость.  Сальдо миграции за все последние годы имело отрицательный знак. Особую тревогу вызывает возрастная структура населения Южной Осетии. Вследствие неблагоприятного для Республики протекания естественных и механических демографических процессов, всё отчетливее проявляется старение населения. На сегодняшний день каждый четвертый житель Республики находится в пенсионном возрасте. Это в большой степени повышает нагрузку на трудоспособное население. Положение в данном случае, и то не сразу, можно исправить единственно проведением активной, продуманной и научно обоснованной демографической политики;

• низкая инвестиционная привлекательность РЮО из-за внешнеполитических рисков, в связи с отсутствием мирного договора с Грузией и угрозой безопасности. Положительным фактором в области инвестиций является либеральное законодательство в инвестиционной сфере;

• отрицательное сальдо торгового баланса РЮО - ввоз многократно превышает вывоз промышленной продукции, продовольствия, товаров повседневного спроса, не говоря уже о товарах долговременного пользования. Ясно, что подобное положение создает реальные угрозы продовольственной безопасности республики. Помимо этого, транспортные расходы значительно увеличивают себестоимость продукции и, таким образом, способствуют существенному росту цен на основные продукты и товары. Цены на большинство товаров первой необходимости на 30-100% выше, чем в среднем по Северному Кавказу, что служит дополнительным фактором снижения реальных доходов населения;

• отсутствие собственных источников энергии создаёт ситуацию, при которой Южная Осетия полностью зависит от внешних энергетических источников, притом, что суммарная мощность гидроэнергоресурсов рек РЮО составляет как минимум 110 МВТ при необходимой для промышленных предприятий и домохозяйств мощности в 35-50 MBT. В Республике, кроме этого, есть возможность использовать ветровую и солнечную энергии;

• упомянутые тенденции и процессы приводят к тому, что наличные деньги в обороте на территории Южной Осетии почти не задерживаются, поскольку плата за энергоносители и продукцию через один оборот «вымывает» всю наличность за пределы РЮО. Помимо постоянной нехватки наличности и связанными с нею задержками по выплатам, этот фактор служит одной из главных причин отсутствия внутренних инвестиций и невозможности создания большинством населения накоплений и приведения семейных бюджетов к ситуации, когда товары длительного пользования составляют 2/3 всех расходов. Плата за продукты питания, коммунальные услуги и энергоносители составляют более 70% всех расходов, а в осенне-зимний период и того больше;

• отсутствие эффективной банковской системы создало условия, при которых финансовая составляющая общественного производства неактуальна. Нет кредитования реальных отраслей экономики, финансовая поддержка малого и среднего предпринимательства носит скорее символический характер;

• учитывая то, что здоровье граждан - категория экономическая, низкий уровень здравоохранения в республике является фактором снижения эффективности общественного производства, а недопустимо низкий процент средств, выделяемых из государственного бюджета на эти цели, не способствует изменению ситуации в лучшую сторону[15].

Перечисленные проблемы в экономике РЮО достаточно серьёзны. Практически ни в одной сфере социально-экономической жизни республики пока ещё не удалось добиться перелома, да он и не мог состояться, учитывая то давление, которому Республика подвергалась на протяжении 20 последних лет. Причины носят как объективный, так и субъективный характер.

Поэтому перед исполнительной и представительской ветвями власти стоят задачи, сложность и трудоёмкость которых трудно переоценить. Учитывая перечисленное, можно сформулировать основные направления подъёма и развития экономики республики. Представляется, что без масштабного реформирования народного хозяйства, кардинального изменения подходов к проблеме перехода на новое экономическое мышление, учёта позитивной практики других стран и регионов, хороших результатов не только в ближайшем, но и в отдалённом будущем может не быть.

При этом главными целями должно стать постепенное приближение состояния экономики и социальной сферы к уровню сопоставимых с Южной Осетией субъектов РФ, северокавказских республик, стремление к тому, чтобы ВВП РЮО на душу населения был максимально приближен к показателю этих регионов.

Представляется, что какими-то разовыми целевыми программами, реализацией отдельных проектов, проблему решить невозможно. Программа социально-экономического развития Южной Осетии должна носить комплексный, всеобъемлющий характер, выпадение какой-то сферы или непропорциональное её развитие неизбежно приведут к структурным перекосам, а в конечном итоге – к нерешённости поставленных задач.

Как уже говорилось, любые действия по подъёму и развитию народного хозяйства должны предваряться комплексным анализом состояния дел во всех отраслях. Это определение сильных и слабых сторон, возможностей и рисков, диагностика проблем и потенциальных возможностей Республики. Очевидно, что главными проблемами являются низкая общественная производительность и, особенно, убыточность промышленных предприятий. Не в последнюю очередь это положение сложилось в силу наличия на предприятиях устаревших основных фондов, оборудования. Отсюда и низкий уровень фондоотдачи.

Возникшее состояние – результат отсутствия рыночных механизмов, контроля за управляющими государственным имуществом, каковыми являются государственные предприятия. Для начала необходимо определить рынки сбыта продукции предприятий РЮО, их ёмкость. Для этого надо провести маркетинговые исследования, как для отдельных предприятий, так и для всей промышленности республики. Очевидно, что с признанием независимости РЮО Россией экономическая блокада Южной Осетии разорвана. И если закавказский рынок по-прежнему блокирован Грузией, и с этой стороны нет оснований рассчитывать на позитивные изменения, то российский рынок стал для предприятий РЮО вполне доступен.

После определения маркетинговых перспектив следует привести производственные мощности заводов и фабрик в соответствие с рыночными возможностями, реализовать или утилизировать неиспользуемые и не отвечающие стратегии управления предприятий основные производственные фонды. Предприятия, не имеющие перспективы - перепрофилировать, персонал переобучить. Поскольку на промышленных предприятиях РЮО сейчас задействовано не более пяти процентов всех трудовых ресурсов, их переподготовка не займет много времени и не потребует больших материальных затрат. При этом надо решать проблему перевода большого количества работников, занятых в бюджетной сфере, в отрасли материального производства с тем, чтобы снизить нагрузку на бюджет и повысить средний уровень доходов населения. Вопреки мнению, что в РЮО не стоит организовывать новые предприятия по выпуску товаров повышенного спроса, есть все основания говорить о целесообразности организации здесь небольших предприятий по сборке продукции всемирно известных брендов. Приоритет при этом должен отдаваться выпуску высокотехнологичной      продукции. Заводы «Электровибромашина» и «Эмальпровод» уже предприняли шаги в этом направлении. Это рационально и с точки зрения повышения образованности трудовых ресурсов, и ввиду того, что продукции таких производств, как правило, присущ высокий уровень добавленной стоимости. Для смягчения социальных диспропорций организация промышленных предприятий должны отвечать следующим требованиям: социальная значимость, экономическая эффективность, равномерное распределение по территории республики. Здесь было бы логично создание предприятий смешанного типа и ЗАО с преимущественной долей государства в контрольном пакете акций. Одновременно это стало бы фактором привлечения инвестиций в прибыльные в рыночных условиях предприятия.

Сельское хозяйство РЮО является потенциально конкурентоспособным, не только на внутреннем, но и на внешнем рынках в силу высокой степени экологической чистоты продукции и относительно невысоких удельных издержек на заработную плату. Здесь не следует стремиться к организации производств с высокими предварительными затратами. Практика показала, что оптимальным было бы создание фермерских хозяйств на 100-150 голов крупного рогатого скота в разных районах республики. Создание примерно 100-150 хозяйств на первоначальный период практически решило бы проблему обеспечения населения качественным, недорогим продовольствием с возможностью реализации ещё и за пределами Республики. При этом наиболее целесообразно производство мяса и молочных продуктов, вина, фруктовых соков, мёда.

Республика Южная Осетия обладает достаточно высокими туристско-рекреационными возможностями, в силу уникальных природно-климатических условий. Восстановление старых объектов – турбаз, домов отдыха, санаториев на базе минеральных вод и строительство новых – альпинистских лагерей, горнолыжных трасс, кемпингов, санаториев и пансионатов – солидный фактор привлечения средств в экономику республики и способ формирования положительного имиджа молодого государства. Есть возможности привлечения инвестиций со стороны крупных зарубежных предприятии для организации объектов отдыха, в том числе для работников этих компаний.

Есть перспективы и в других отраслях экономики - строительстве, транспорте, промышленности строительных материалов. Не до конца изучены недра Южной Осетии, хотя есть сведения, что запасы некоторых полезных ископаемых достаточно объёмны. Необходимо тщательно изучить возможности развития малой энергетики на базе горных рек республики. При этом надо помнить о том, что несколько десятилетий назад здесь успешно функционировали малые ГЭС (в т. ч. цхинвальская  ГЭС). Полная зависимость от «ввозной» электроэнергии создаёт существенные риски не только в экономическом аспекте, но и социально-политическом плане. Все эти направления  должны  стать предметом пристального изучения и практической реализации, как в краткосрочном, так и в среднесрочном и долгосрочном планировании. И основной целью реализации этих программ должно стать достижение положения, при котором Республика Южная Осетия будет самодостаточной в экономическом плане страной, с динамично развивающейся экономикой, самостоятельно формирующей свой бюджет. Именно на реализацию этих целей и должны быть направлены усилия всех ветвей власти республики, всего югоосетинского общества.

Чтобы понять, в каком направлении и какими темпами будут развиваться экономика Республики Южная Осетия в ближайшее время, следует обратиться к содержанию государственных инвестиционных программ развития промышленности и агропромышленного комплекса, разработанных Министерством экономического развития РЮО.

Основной целью индустриального развития является повышение социально- экономической эффективности функционирования промышленных предприятий Республики Южная Осетия за счёт формирования конкурентоспособного промышленного производства. Для её достижения запланировано развитие производительного потенциала промышленных предприятий республики путем строительства новых предприятий, модернизации, реконструкции   и   перепрофилирования   действующих   и   простаивающих   производств; повышение  качества  и          конкурентоспособности  производимой продукции на основе внедрения новых производительных мощностей и ресурсосберегающих технологий.

Для выполнения Госпрограммы потребуется задействовать весь имеющийся потенциал, затратить большие усилия, привлечь существенные финансовые средства и трудовые ресурсы. Как уже отмечалось, ещё в советский период во всей Южной Осетии функционировало немногим более двух десятков промышленных предприятий, в основном – средних и мелких. Общегодовой объём производства составлял всего лишь 120 млн. рублей.

В результате августовских событий только промышленным предприятиям республики был нанесен ущерб порядка 1,5 млрд рублей. Сейчас свыше 70 процентов производственных мощностей предприятий пришли в негодность, морально устарели. В связи с этим работа заводов и фабрик частично или даже полностью парализована. Из 17 предприятий реально функционируют только девять: «Электровибромашина», «Эмальпровод», механический завод, Багиатский наливочный завод, лесокомбинат, завод пива и фруктовых вод, предприятие «Югостальк», предприятие хлебобулочных изделий, полиграфическое объединение. Из них лучше всего дела обстоят у хлебобулочного предприятия и Багиатского наливочного завода, но в целом отрасль остаётся убыточной. Из тех объектов, которые предстоит запустить заново, следует отметить Квайсинское рудоуправление, швейную фабрику, кислородную станцию, консервный, молочный и винный заводы, мясокомбинат, хлебоприёмное предприятие. Число занятых в производственной сфере сейчас составляет столько, сколько раньше работало только на заводе «Электровибромашина». В 2010 году удалось добиться повышении зарплаты на всех промышленных предприятиях в 1,5 раза, причём на механическом заводе – в три раза.

Вполне очевидно, что имеющийся производственный потенциал отрасли сегодня используется не в полном объёме. Во многом это определяется низким техническим уровнем производства и качеством выпускаемой продукции. Техническое перевооружение и строительство за счёт ресурсов предприятий тормозится нехваткой собственных финансовых средств.

Анализ состояния предприятий промышленности показывает, что проблемы развития промышленности и повышения конкурентоспособности продукции неразрывно связаны с общими проблемами развития экономики республики и имеют отраслевые специфические особенности. К главным проблемам можно отнести:

•  низкий технический уровень оснащения производства, значительный моральный и физический износ технологического оборудования и основных средств предприятий;

•  отсутствие оборотных средств и накоплений у предприятий для модернизации и технического перевооружения производства;

•  ограниченность доступа к финансовым ресурсам;

•  неразвитость внутригосударственной производственной кооперации;

•  отставание от международных методов и стандартов управления качеством производства продукции.

•  Долгосрочная стратегическая задача в промышленной политике состоит в планомерном снижении зависимости республики от ввоза продукции промышленности, путем проведения активной политики импортозамещения, перехода от трудоемких и капиталоемких производств к ресурсосберегающим производствам

Для примера, только в 2011 году для завода пива и фруктовых вод предусмотрено приобретение и ввод в эксплуатацию автоматической линии по разливу пива, минеральной воды мощностью 2400 бутылок в час. На заводе «Эмальпровод» планируется наладить производства профнастила (современный строительный материал для проведения кровельных и отделочных работ) и металлочерепицы, пользующихся повышенным спросом в условиях масштабного строительства. Приобретаемое современное оборудование способно на выпуск 550 тыс. кв/м продукции в год. Самое рентабельное предприятие – Багиатский наливочный завод - ожидает реконструкция. Ведётся строительство нового ангара и наладка новой разливочной линии. Значительные средства будут затрачены на переоснащение и перепрофилирование объектов.

В планы на 2011 год входит также техническое перевооружение швейной фабрики, что позволит создать прогрессивные технологии производства современной и конкурентоспособной продукции, спрос на которую ожидается повышенный. Кроме того, будет построен кирпичный завод на местном сырье (в советское период в Цхинвале работало два кирпичных и черепичный заводы). В условиях, когда в Республике ведутся масштабные строительные работы, продукция завода будет особо востребованной.

Все перечисленные мероприятия призваны вывести промышленность Республики из убыточного состояния, укрепить их позиции на рынке, способствовать созданию новых рабочих мест, повышению заработной платы рабочих и служащих[16].

Что касается сельского хозяйства, то на реализацию Программы развития агропромышленного комплекса РЮО только в 2011 году выделяется 600 млн рублей. Если предусмотренные Программой задачи будут исполнены, то ожидается:

•  создание  современной  эффективной  системы  производства  высококачественных продуктов питания;

•  увеличение объема производства сельскохозяйственной продукции;

•  повышение уровня и качества жизни в сельских населенных пунктах;

•  развитие  частного  предпринимательства  в  сфере производства сельскохозяйственной продукции;

•  создание общереспубликанской системы подготовки кормовой базы и обеспечения крестьянских фермерских хозяйств кормами;

• создание системы государственной поддержки сельхозпроизводителей через формирование государственного заказа перерабатывающим предприятиям.

Республика обладает достаточными ресурсами для развития агропромышленного комплекса. Уникальный ландшафт и климатические условия позволяют на сравнительно небольшой территории обеспечить многопрофильное и высокопроизводительное аграрное производство.

Очевидно, что полностью задействовать уникальный природный потенциал Республики Южная Осетия невозможно без достаточного оснащения агропромышленного комплекса современной высокопроизводительной техникой.

Следует принимать во внимание, что благодаря реализации программ восстановления жилья, инженерной и социальной инфраструктуры республики существенно возросла общая численность населения, а в дальнейшем, по мере повышения уровня жизни будет расти число граждан, приезжающих в Южную Осетию на постоянное место жительства. Соответственно, вновь прибывающие жители увеличивают потребности Республики в качественных продуктах питания. В свою очередь, прибывающих на постоянное место жительства необходимо обеспечить рабочими местами.

Указанную сложную проблему призваны решить мероприятия по развитию перерабатывающего сектора. Кроме того, современный перерабатывающий комплекс, ориентированный на переработку продукции местных товаропроизводителей, станет основополагающим инструментом долгосрочной поддержки крестьянских фермерских хозяйств, обеспечивая им гарантированный сбыт произведённой продукции.

Очевидно, что полностью задействовать уникальный природный потенциал Республики Южная Осетия невозможно без достаточного оснащения агропромышленного комплекса современной высокопроизводительной техникой.

Следует принимать во внимание, что благодаря реализации программ восстановления жилья, инженерной и социальной инфраструктуры республики уже существенно возросла общая численность населения, а в дальнейшем, по мере повышения уровня жизни будет расти число граждан, приезжающих в Южную Осетию на постоянное место жительства. Соответственно, вновь прибывающие жители увеличивают потребности в дополнительной выработке продуктов питания.

Проведение комплекса мер с целью развития конкурентоспособного агропромышленного производства предусматривает действия по следующим основным направлениям:

1. развитие животноводства;

2. развитие растениеводства;

3. техническое оснащение и перевооружение сельскохозяйственных товаропроизводителей;

4. строительство новых и технологическая модернизация действующих предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности.

В период реализации Программы планируется строительство животноводческих комплексов. Будет обеспечено строительство 5 молочно-товарных ферм на 100 голов, строительство 10 откормочных площадок, строительство молочного комплекса и мясокомбината.

В целях повышения генетического потенциала животных Программой предусматривается  приобретение  в  течение  2011 года  500 голов  племенного  скота   и 1000 голов скота мясного направления, оптимизация численности и структуры стада, сохранение и улучшение генофонда племенных животных, улучшение кормовой базы животноводства, ветеринарная защита животных.

Запланировано строительство молочного комплекса мощностью 15 т/сут с замкнутым циклом производства молока по интенсивной технологии европейского образца.

Мясное скотоводство получит основное свое развитие в горных и предгорных районах республики и некоторых хозяйствах степной зоны. Для развития данной отрасли будут завезены животные калмыцкой, симментальской, герефордской пород и организована племенная работа с этим поголовьем скота.

В целях создания законченного цикла производства мяса и его переработки создаётся мясокомбината мощностью 10 т/сут. в г. Цхинвал. Одним из приоритетных направлений развития животноводства Республики является эффективное использование потенциала горных пастбищ. Естественные кормовые угодья в горных урочищах на площади 60 тыс. га в настоящее время используются не в полной мере. В дальнейшем с увеличением поголовья скота в хозяйствах всех форм собственности нагрузка на естественные кормовые угодья горных пастбищ будет увеличиваться. Использование горных пастбищ позволит значительно снизить сезонные затраты на содержание и кормление скота, увеличить его продуктивность за счет достаточного обеспечения сочными, экологически чистыми кормами горного разнотравья. Кроме того, горные пастбища необходимо использовать для заготовки высококачественного сена.

Республика Южная Осетия во всех её природных зонах представляет значительный интерес для развития промышленного садоводства. Республика обладает уникальными условиями для специализации в этой области. На её территории особо благоприятен комплекс факторов роста плодовых культур, в первую очередь яблони различного срока созревания.

Садоводство – это экономически и социально эффективная отрасль, способная обеспечить высокую рентабельность инвестиций и занятость сельского населения. Рыночный спрос на плоды в настоящее время в России далеко не насыщен, даже при значительных объемах завозимой дорогой и не экологически чистой импортной продукции.

В этой связи развитие садоводства будет являться одним из наиболее приоритетных направлений сельского хозяйства в период реализации Программы.

В рамках Программы предусматривается осуществить мероприятия по:

•     закладке интенсивных и суперинтенсивных садов на 150 га;

•     закладка виноградника на 50 га;

•     закладка орешника на 50 га;

•     формированию рыночной инфраструктуры по обеспечению переработки продукции растениеводства и агросервисного обслуживания отрасли.

Природно-климатические условия Южной Осетии, конъюнктура зарубежного и республиканского рынков обуславливают перспективность развития в республике промышленной переработки мяса, молока и плодоовощного консервирования.

Целью мероприятий по развитию пищевой и перерабатывающей промышленности является увеличение объемов выпуска продукции за счет создания высокотехнологичного и конкурентоспособного производства и достижение на этой основе динамичного экономического роста и увеличение числа занятых в отрасли.

В консервной отрасли для решения поставленных задач запланировано восстановление и модернизация в 2011 году Цхинвальского консервного завода, укомплектование предприятия новым оборудованием асептического розлива соков и производства овощного и фруктового пюре.

В плане развития кормопроизводства предусмотрено приобретение семян однолетних и многолетних трав и овощных культур, минеральных удобрений и гербицидов, шланговых дождевателей.

Традиционное овощеводство будет дополнено созданием тепличных хозяйств. Запланирована закладка теплиц на площади более 7 тыс. кв/м., с капельным орошением и использованием жидких удобрений.

В 2011 году выделяются также средства на создание рыбного хозяйства, приобретение оборудования для пчеловодства и ремонта и восстановления   оросительной   системы «Хетагурово-Мугут»[17].

В Южной Осетии особое внимание во все времена уделялось строительству дорог. Поскольку Республика расположена на среднегорье и высокогорье, прокладчикам приходится сталкиваться с определёнными трудностями. Трассы приходится пробивать в скальных породах, устанавливать защитные ограждения, строить мосты, тоннели, противолавинные и противоселевые галереи, акведуки и виадуки.

Главной транспортной артерией в РЮО является Транскавказская автомобильная магистраль, которая напрямую связывает Южную Осетию с Северной, а через неё – и с Россией. Это самый короткий, удобный и круглогодичный транспортный путь, который надёжно связывал Северный Кавказ с Закавказьем, а по большому счёту – Европу с Азией, представляя собой современный вариант Великого Шёлкового пути. При проектирования Транскама учитывались все экономические выгоды от этого строительства. В его функционировании была заинтересована не только Грузия, но и Армения с Азербайджаном. Далее путь мог быть продолжен в Иран, Турцию, а оттуда – на Ближний Восток. При выходе трассы на искомые рубежи, фактически в разряд дороги местного значения переходила сезонная Военно-Грузинская дорога. Но, закрыв еще в начале 2000-годов свои границы, Грузия заметно снизила потенциал трассы. От такого жестокого и близорукого решения пострадали все, в том числе и Грузия. Но здесь во главу угла ставились не экономические, а политические интересы. Пытаясь взять в тиски транспортной блокады, грузинское руководство не смогло и не могло навязать таким путем свою политическую волю. Понятное дело, что Южная Осетия потеряла в деле использования транзитных возможностей. Но для неё Транскам, в первую очередь, является не фактором экономического благополучия, а условием безопасности, политической самостоятельности, неразрывной связи двух Осетий.

Без Транскама было бы под вопросом само существование Республики Южная Осетия. Сейчас это дорога является единственной транспортной артерией, которая соединяет РЮО с внешним миром.

За 30 лет своего функционирования через Транскам были переправлены десятки миллионов тонн грузов, показатели пассажиропотоков весьма впечатляющи. Но самое главное – это трасса воистину стала для осетин «дорогой жизни». Во время агрессий, нападений и блокад по ней приходила помощь, через Рукский тоннель спасались беженцы. Сейчас по этой дороге приезжают в Южную Осетию политики, дипломаты, бизнесмены, предприниматели, деятели культуры, представители общественных организаций и просто гости.

Но с самого начала на Транскаме обнаружились строительные огрехи, недоработки, что сказывались на скорости и безопасности движения. С 2011 года началась реконструкция Транскама, в первую очередь Рукского тоннеля. К 2015 году все работы планируются завершить. Тоннель будет отвечать всем требуемым стандартам, станет более удобным для сообщения. Построенные по трассе защитные галереи, эстакады сделают трассу безопасной в любое время года. Всё это непосредственно скажется на экономике Республики, поскольку облегчит ввоз и вывоз, сделает Республику более привлекательной для инвесторов.

Помимо Транскама, предусмотрено строительство и ремонтные работы на дорогах республиканского значения. Это прежде всего трассы Цхинвал – Знаур, Цхинвал – Ленингор и Цхинвал – Кваиса. В перспективе намечено протянуть дороги до всех отдаленных сел, ферм, пастбищ, разработок полезных ископаемых, источников минеральных вод.

Ещё в XIX веке ставился вопрос о прокладке через Кавказский хребет железной дороги. Был разработан её проект, определены строительные организации, выделены средства. Но в последний момент предпочтение было отдано автодороге. Железная дорога появилась в Южной Осетии только в 1940 году, это была ветка Гори – Цхинвал. В результате агрессии 1991-1992 гг.  она перестала функционировать, а сами пути были разобраны.

Сейчас строительство железной дороги через Кавказский тоннель, с пробитием тоннеля под югоосетинскими перевалами, вновь стоит на повестке дня. Обсуждаются проекты, изучаются технические характеристики. Проектировщики обещают, что строительство не потребует больших финансовых затрат и не займёт много времени. С вводом в строй такой дороги будет решен вопрос о возобновлении деятельности Квайсинского рудоуправления, у других промышленных предприятий появиться возможность для наращивания своих мощностей, получат стимул работники сельского хозяйства, откроются новые горизонты для развития туризма, курортного сектора, Республика станет более привлекательной для инвесторов.

В проектах транспортного строительства РЮО определённое место выделено и для авиасообщения. Оно необходимо для любой развитой административной структуры, не говоря уже о суверенном государстве, хотя бы как диверсификационный вариант традиционным коммуникациям. И если вопрос о строительстве аэродромов пока не стоит (это выносится на перспективу), то реальным является создание своего вертолётного хозяйства и трёх площадок при нем – Цхинвале, Ленингоре и Дзау.

После распада СССР срочно пришлось решать проблему связи. Поскольку межгородская телефонная связь для Южной Осетии осуществлялась только через Грузию, пришлось налаживать свои линии, независимые от транзитёров. Параллельно со строительством газопровода из России в Южную Осетию был проложен оптововолоконный кабель, но до Цхинвала он пока не доведён, хотя доводка линии больших проблем не составляет. Сейчас связисты более озабочены обеспечением качественной и доступной Интернет-связи. Мобильная связь пока обеспечивается только одним оператором (Мегафоном), тогда как практически везде у пользователей есть выбор, что создаёт конкуренцию среди операторов, улучшает и удешевляет мобильную связь, расширяет перечень самых разных опций.

Как уже отмечалось, одним из самых ярких достижений в экономическом секторе в РЮО является строительство газопровода «Дзуарыкау-Цхинвал», который полностью удовлетворил потребности всей республики в этом виде топлива. Газ стал дешевле, поступает бесперебойно. Раньше российский газ попадал в Южную Осетию через Грузию, которая за счет транзита поднимала цены.

Электроэнергия также поступает в Южную Осетию из России. Сейчас строится еще одна ЛЭП, вместо 35 её мощность повысится до 130 квт. Положение заметно улучшилось после введения в строй Зарамагской ГЭС (30 км от границы РЮО). Разработан также проект строительства в Южной Осетии тепловой электростанции на газе. К тому же здесь есть все возможности, чтобы использовать энергию ветра и солнца.

Стабилизировать и поднять экономику могут не только промышленность и сельское хозяйство, но и природные условия края. В этом плане Южная Осетия находится в исключительном положении. Климат здесь приближён для человека к идеальному. Температурный баланс, уровень осадков, атмосферное давление, циркуляция воздуха – всё благоприятствует здоровью организма. Сама Республика расположена в трёх высотных поясах: долинном, среднегорном и высокогорном. Ландшафтные зоны также весьма живописны и разнообразны. Лесные массивы и водная сеть дополняют полноту картины. Красота природы, чистый воздух и вода, экологически чистые продукты делают Южную Осетию исключительно привлекательной в плане курортного строительства, развития туризма.

Об уникальных природных возможностях Южной Осетии было известной давно. Ещё в советское время здесь на базе минеральных вод стали строиться санатории, профилактории, дома отдыха, водолечебницы, пансионаты, турбазы (в том числе и международные), пионерские лагеря. Самым крупным курортным объектом был санаторий «Дзау», куда съезжались отдыхающие со всего СССР. В результате военных действий и землетрясения 1991 года многие рекреационные объекты были разрушены, а само курортное хозяйство пришло в упадок.

Сейчас всё это возрождается. Приходит понимание того, что эта сфера может дать скорый и заметный экономический эффект. Кроме того, именно здесь можно ожидать притока инвестиций. Развитие курортного хозяйства и туризма развивает межгосударственные связи, делает территории доступными и открытыми, сближает народы, даёт возможность для осуществления различных международных проектов.

Южная Осетия является уникальной по наличию минеральных вод. Одних источников здесь более 2,5 тысяч. Причем все они различаются по химическому содержанию, бальнеологическим возможностям, дебету. Ещё со времен СССР они вызывали интерес со стороны различных компаний Австрии, Голландии, Японии, Германии, других стран. Предварительная договорённость была достигнута с некоторыми компаниями, занимающимися розливом и реализацией минеральных вод. Среди них были и такие, кто готов был эксплуатировать питьевую воду. Сейчас осуществляется бутилирование минеральных вод только из Багиатского и Дзауского источников. Продукция Багиатского наливочного завода вывозится за пределы Южной Осетии, это предприятие до сих пор является рентабельным промышленным объектом республики.

В посланиях Президента Республики Южная Осетия Парламенту и народу сформулированы основные приоритеты социально-экономической политики на ближайшее десятилетие, среди них главенствующим являются те, от которых зависит рост благосостояния людей. Здесь обращается внимание на то, что основные усилия должны быть направлены именно на те сферы, которые прямо определяют качество жизни граждан.

Туризм – это одна из важнейших сфер деятельности современной экономики, нацеленная на удовлетворение потребностей людей и повышение качества жизни населения. При этом, в отличие от многих других отраслей экономики, туризм проявляет большую стабильность по сравнению с другими отраслями экономики в условиях неустойчивой ситуации на мировых рынках. По этой причине разработана Программа развития туризма в Республике Южная Осетия; под ней понимается взаимосвязанная по задачам, срокам осуществления и ресурсам совокупность целевых мероприятий, отдельных проектов и внепрограммных действий организационного, правового, экономического и политико- дипломатического характера, обеспечивающая эффективное решение проблемы динамичного и устойчивого развития туризма.

Положения Программы станут основой для общегосударственного понимания места и роли туризма в экономике страны, реализации основных задач развития туризма, стоящих перед органами исполнительной власти, а также определить направления и уровень государственной поддержки туристской индустрии.

В Программу вложено совершенствование законодательства в области туризма, создание нормативной базы для открытия на территории РЮО туристско-рекреационных зон особого экономического развития и на их основе строительство комплексов оздоровительного и туристического назначения, восстановления туристской инфраструктуры РЮО, разрушенной в ходе военных агрессий, подготовка кадров для обеспечивания туристов и отдыхающих, укрепление сотрудничества в сфере туризма с зарубежными странами. Особо отмечается возможность развития в Южной Осетии нетрадиционных видов туризма: горного, водного, велотуризма, этнотуризма и т. д. Кроме того, здесь можно создавать центры зимних видов спорта, альпийские лагеря, базы олимпийской подготовки[18].

После того, как 20 лет назад была провозглашена Республика Южная Осетия и началось государственное строительство, особое внимание её руководство уделяло развитию международных связей. В 1992 году, когда ещё велись военный действия, было создано Министерство иностранных дел РЮО. на первом этапе именно оно занималось внешнеэкономическими проблемами. Вслед за этим был  образован  Государственный комитет экономики РЮО, который впоследствии трансформировался в Министерство экономики РЮО.

Первое экономическое соглашение в 1993 г. было заключено с Республикой Северная Осетия. Затем в Москве в 1996 г. состоялось подписание межгосударственного Меморандума, который включал разделы, касающиеся экономического сотрудничества. Взаимосвязям в сфере хозяйственной деятельности отведено место и в Договорах, подписанных Правительством РЮО с Республикой Абхазией и Приднестровской Молдавской Республикой. Эти три государственных образования объединились в Межпарламентскую Ассамблею «За безопасность и права народов». Одно из подразделений Ассамблеи занимается решением экономических вопросов, развитием экономического сотрудничества.

Самая большая экономическая поддержка шла Южной Осетии со стороны России. На первом этапе она строила свои отношения как правопреемница СССР, но вскоре параметры, объёмы и условия сотрудничества стали приобретать новые очертания. Материальная, техническая и любая другая помощь поступала из России в Южную Осетию на всём протяжении от сентября 1990 до августа 2008 года, но имела существенные ограничения по той простой причине, что политический статус последней был не определен. Оставаясь де- факто независимой республикой, Южная Осетия де-юре таковой не была.

После завершения «пятидневной войны», 26 августа 2008 года Россия признала Республику Южная Осетия, и  с  этого  момента  начался  новый  отчёт  времени.  Уже 17 сентября 2008 года между двумя странами подписывается «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией». Вслед за этим было подписано ещё более 50 двусторонних соглашений. Среди тех, которые касались экономического сотрудничества следует отметить Соглашение между Министерством финансов Республики Южная Осетия и Министерством финансов Российской Федерации о порядке оказания финансовой помощи на восстановление, социально-экономическое развитие и обеспечение сбалансированности бюджета Республики Южная Осетия, Соглашение между Правительством Республики Южная Осетия и Правительством Российской Федерации об оказании помощи Республике Южная Осетия в социально-экономическом развитии, Соглашение между Правительством Республики Южная Осетия и Правительством Российской Федерации о взаимном учреждении торговых представительств, Соглашение между Правительством Республики Южная Осетия и Правительством Российской Федерации о поощрении и взаимной защите капиталовложений, Меморандум о взаимопонимании между Министерством экономического развития Республики Южная Осетия и Министерством энергетики Российской федерации о сотрудничестве в области энергетики.

Согласно этим и другим договоренностям Южная Осетия с августа 2008 г. получила различную помощь от России на сумму более 30 млрд. рублей. Значительные средства продолжают выделяться на восстановление Республики, и это касается не только строительства коммунальных и частных строений, введения в строй зданий и помещений государственных учреждений, объектов образования, здравоохранения, культуры, но и полномасштабного стимулирования промышленности и сельского хозяйства РЮО, пострадавших в результате военных действий.

На сегодняшний день Южная Осетия подписала соглашения об экономическом сотрудничестве практически со всеми субъектами Российской Федерации. Из областей, краёв и республик России в Южную Осетию поступали и продолжают поступать грузы самого различного назначения (большая часть на безвозмездной основе или на льготных условиях). Восстановительные работы проводятся при участии крупных государственных структур (РЖД, «Спецстрой» и др.) и рабочих бригад из Северной Осетии, Чечни, Дагестана, Астраханской, Тамбовской, Самарской, Новгородской, Челябинской, Тюменской, Волгоградской и других областей, Ставропольского и Краснодарского краёв. Многие строения эти структуры и субъекты федерации выполнили за свой счет. В восстановлении Южной Осетии принимаю участие также специалисты из стран СНГ – Украины, Белоруссии, Молдовы, Казахстана, Таджикистана.

Некоторые западные правительственные и неправительственные структуры, международные организации время от времени начинают проявлять интерес к Южной Осетии, отмечают, что многие могли бы принять участие в восстановлении Республики, её интеграции в международные экономические сообщества. Иногда предлагаются какие-то конкретные проекты, чаще всего – совместные. Речь здесь идёт о тех из них, в которых планируется совместное участие Южной Осетии, Грузии и, возможно, кого-то из западных координаторов. Последние соглашаются и на то, чтобы две стороны присутствовали в проектах на паритетных основах. Но всё это – благие пожелания, а сами предложения скорее носят зондажный характер на предмет реагирования со стороны Цхинвала.

Республика Южная Осетия, после того как получила международное признание, весьма заинтересована в скорейшей интеграции в международные структуры и активно проявляет себя на этом направлении. Но на сегодняшний день перед ней выставлены также политические барьеры, без снятия которых все усилия будут напрасными. Для руководства и народа Южной Осетии неприемлемым является то, что некоторые продолжают считать её частью Грузии, называть «оккупированной территорией», «гнездом сепаратистов и криминала». О каком партнёрстве может идти речь, когда Южной Осетии отказывают так именоваться? От неё при неочевидном экономическом эффекте требуют уступок, носящих политическую подоплеку. Для Южной Осетии ни сейчас, ни позже не будет приемлемым политический ущерб государственным интересам, пусть даже за большие экономические дивиденды.

Можно привести, в этом плане, один пример. В 2010 году ОБСЕ и Евросоюз настойчиво предлагали свою помощь в плане восстановления хозяйства Южной Осетии. Их представители осмотрели Зонкарское водохранилище, плотина которого находится в аварийном состоянии. Они предложили потратить 800 тыс. евро – остаток программы Евросоюза по оказанию помощи РЮО, которая не была завершена из-за начала военных действий – на ремонтные работы. Взамен за эти услуги Южная Осетия должна была допустить европейских наблюдателей, в том числе и военных, на свою территорию. Такой «размен» для Южной Осетии изначально был неприемлем, и в таком виде участия было отказано.

Помимо России, Южную Осетию признали еще Венесуэла, Никарагуа. Науру. Стороны прошли процедуру вручения верительных грамот, обмена делегациями. Во время встреч на правительственном уровне было сказано, что в выстраивании межгосударственных отношений экономическому сотрудничеству будет отведено особое место. На данном этапе стороны изучают возможности для торговли, участия в хозяйственных проектах, обмене и подготовке специалистами, обмене технологиями.

Сейчас внешнеэкономическое ведомство РЮО ведет большую работу по расширению и укреплению процесса признания Южной Осетии со стороны других стран. В этом списке особое место отводится Белоруссии. Эта страна не раз вплотную подходила к положительному решению этого вопроса, но каждый раз ее руководство, из конъюнктурных соображений, его откладывало. Скорее всего, признание со стороны Белоруссии придёт. В связи с этим, эксперты считают, что после этого у Южной Осетии появится реальный шанс войти в промышленно-таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана, другие политические и экономические объединения СНГ и других стран.

В августе 1997 года Парламентом РЮО был принят закон «О свободных экономических зонах»[19]. Закон был принят с целью привлечения иностранных капиталовложений, технологий, управленческого опята в области внешнеполитической деятельности, роста финансовых поступлений и увеличения занятости населения. Законом определился статус резидента СЭЗ, конкретизировалось положение об иностранной валюте и инвесторах. Предусматривалось создание в СЭЗ компаний международного бизнеса, на которые распространялись следующие льготы:

•     ускоренный порядок регистрации;

•     полное освобождение от налогов, кроме регистрационного и годовых сборов;

•     валютная автономия компаний;

•     освобождение от таможенных сборов и пошлин;

•     анонимность и коммерческая тайна.

В новых условиях, когда Республика Южная Осетия получила признание, вопрос о превращении всей страны в свободную экономическую зону стал находить иное решение. По этой причине Парламентом РЮО подготовлен проект закона «Об особых экономических зонах в РЮО»[20]. Целью нового законодательства являются развитие обрабатывающих отраслей экономики, создание высокотехнологичных отраслей производства, новых видов

продукции, а также развитие туризма и санаторно-курортной сферы. Специально оговорено, что иностранные товары размещаются и используются в пределах ОЭЗ без уплаты таможенных пошлин и НДС.

Очевидно, что оба документа разработаны с целью развития экономики, чему будут способствовать подъём промышленности и сельского хозяйства, совершенствование транспорта и связи, развитие туризма и всей рекреационной отрасли в целом, оптимальное и в то же время рачительное использование природный ресурсов, упорядочение банковской системы, создание новых рабочих мест. Всё это приведет к заметному повышению уровня благосостояния населения.

На сегодняшний день Южная Осетия не является членом ООН, не входит в качестве полноправного члена в состав международных структур. Однако её поэтапно начинают привлекать в качестве самостоятельной единицы к работе различных мировых и европейских организаций, прежде всего гуманитарного направления – в сфере науки, культуры, образования. Южная Осетия уже принята в ряды некоторых международных спортивных федераций и может выступать на различных соревнованиях под своим флагом. Всё это, хоть и косвенно, является актом признания.

Подводя итог, можно заключить, что для продвижения по пути экономического развития Южной Осетии следует выполнить ряд условий:

• максимально продуктивно использовать все свои ресурсы: природные богатства, техническую базу, людской капитал, интеллектуальные, профессиональные возможности;

• предельно рационально распределять всю поступающую в Республику помощь: финансовые средства, гуманитарные грузы, разработанные проекты, составленные программы, технологии, подготовку и командирование специалистов и т. д.;

•  обозначить приоритетные направления в экономике, наметить конечные цели, определить перспективы;

• использовать все имеющиеся возможности для вступления в международные экономические структуры, участия в выполнении межгосударственных проектов и программ, выступить в этом плане со своими инициативами.

 
Приложения


[1] Конфликты в Абхазии и Южной Осетии. Документы 1989-2006 гг., М., 2008.

[2] Советская Юго-Осетия. Цх., 1975.

[3] Б.К. Харебов. Проблемы народонаселения Южной Осетии. Цх., 1990.

[4] А. Кочетков, А. Мартынов, М. Пискорский. Южная Осетия. Вооружённая агрессия и миротворческая война М., 2009.

[5] Ibid.

[6] И.Н. Цховребов. Квайса – гордость Юго-Осетии. Цх., 1990.

[7] В советское время на южном въезде в Цхинвал располагалась техническая эксплуатационная контора (ТЭК), а с началом торговой деятельности эта аббревиатура приобрела новое содержание – «торгово-экономический комплекс».

[8] Миссия ОБСЕ в Грузии. Тбилиси. 1994 г.

[9] По данным Государственного комитета по реализации проектов восстановления РЮО

[10] Человеческих жертв удалось избежать только по той причине, что население этих грузинских сёл было информировано о готовящемся нападении и заблаговременно покинуло опасную зону,  а  нескольких оставшихся стариков, естественно, никто не тронул.

[11] Р.С. Бзаров. Независимость Республики Южная Осети – гарантия безопасности и надежного будущего осетинского народа. Цх., 2008.

[12] Указ Президента Российской Федерации о признании Республики Южная Осетия. №1261. 26 августа 2008 г.

[13] Газопровод имел отдельное финансирование и обошёлся в 15 млрд руб.

[14] Доклад независимой международной миссии по поиску фактов в конфликте в Грузии. № 2008/2001 – CFSP. от 2 декабря 2008г.

[15] Г. Г. Кокоев. Экономика РЮО – пути становления // Южная Осетия. 25. 01. 2009 г.

[16] Государственная инвестиционная программа «Развитие промышленности Республики Южная Осетия» на

2011 г. (Министерство экономического развития РЮО).

[17] Государственная инвестиционная программа «Развитие агропромышленного комплекса Республики Южная Осетия» на 2011 г. (Министерство экономического развития РЮО).

[18] План  мероприятий  по  реализации  Программы  развития  туризма  в  Республике  Южная  Осетия.  2010  г. (Правительство РЮО).

[19] Закон РЮО «О свободных экономических зонах». 1997 г. (Парламент РЮО)

[20] Закон  РЮО  «Об  особых  экономических  зонах  в  РЮО».  Проект  2011  г.  (Комитет  по  законодательству Парламента РЮО).

Прочитано 7411 раз Последнее изменение Воскресенье, 16 Ноябрь 2014 23:44
Батрадз Харебов

Председатель Союза Журналистов Южной Осетии 

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена