A+ A A-

Деятельность неправительственных организаций в Грузии по урегулированию грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов после августовской войны 2008 года

Автор: Гулбаат Рцхиладзе

Общая картина

Военные действия в Цхинвальском регионе и Абхазии летом 2008 года и последовавшее за этим официальное признание Кремлем Абхазии и Южной Осетии как независимых государств очень сильно ударили по народной дипломатии, в рамках которой неправительственные организации пытались наладить диалог между общественностью конфликтующих сторон. По сравнению с довоенной ситуацией количество осуществляемых проектов снизилось резко, также резко снижены диапазон и эффективность тех проектов, которые все же осуществляются после августовских событий. Главную причину такого снижения нетрудно угадать: общая политическая атмосфера испортилась, доверия между руководствами сторон конфликта практически нет (а это прямо или косвенно влияет на общественный сектор тоже). В Абхазии и особенно в Южной Осетии еще очень свежа память о страшной войне, поэтому доминируют негативные эмоции и отклонение всего того, что так или иначе ассоциируется с Грузией — «Georgiamonitor» уже освещал нападение в Цхинвали на Тимура Цховребова из-за того, что он поддерживал контакты с грузинскими общественными организациями и встречался с ними, а это очень наглядный пример, как ситуация изменилась в худшую сторону. Хотя кроме эмоциональной стороны существует еще и вполне рациональная политическая причина, мешающая полнокровной деятельности неправительственных организаций.

Дело в том, что абхазы и осетины считают себя уже международно признанными и требуют к себе соответствующего отношения в том числе по формату и статусу встреч. Но грузинское государство болезненно реагирует на подобные требования и ставит свои собственные требования, вытекающие из довольно жесткого Закона об оккупированных территориях, неправительственным организациям, пытающимся провести со своими партнерами встречи и т.п. Хотя в данный закон по рекомендациям Венецианской комиссии в начале 2010 года были внесены некоторые послабления, позволяющие налаживать контакты с абхазами и осетинами в социальной, гуманитарной, культурной, научно-образовательной сферах (и к этому добавилась еще и т.н. «Государственная стратегия в отношении оккупированных территорий — Вовлеченность путем сотрудничества»), дело упирается в формальности. Грузинские власти не разрешают международным организациям-донорам открывать равноценные их тбилисским представительствам офисы в Сухуми и Цхинвали. Это зачастую неприемлемо как для абхазов и осетин (для них предложения, идущие к ним исключительно через Тбилиси — «грузинские проекты»), так и для самих иностранных НПО, предлагающих свои финансовые и интеллектуальные услуги для урегулирования проблем грузинского же государства. Власти их переадресовывают в суды — мол, если наши условия для вас неприемлемы, судитесь с нами. Но естественно, такой подход потенциальных доноров не устраивает и никто из них не хочет вести тяжбы в грузинском суде, они отказываются от своих инициатив вообще (например, Университет Толедо, американская организация PER и др. Недавно от затеи, организовать летнюю школу для абхазских и грузинских детей, отказался один из итальянских университетов...).


Специфика и методы работы различных грузинских НПО — классификация

Практически все общественные (неправительственные) организации Грузии, занимающиеся тематикой конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, на декларативном уровне преследуют одну и ту же цель, которая обширна и далека от конкретики — способствовать урегулированию конфликтов, преодолению атмосферы недоверия и т. п. Это не укор в адрес грузинских НПО; в принципе контрпродуктивно требовать от народной дипломатии конкретных политических достижений, деятельность НПО должна быть призвана обработать почву и различными методами создать благоприятный фон для всеобъемлющего урегулирования. Различия в деятельности грузинских НПО состоит как раз не в преследуемых ими целях, а в подходе, принципах и методах работы. Различаются друг от друга и сами НПО по своему характеру и призванию.

В целом можно разделить деятельность грузинских НПО в отношении конфликтов по следующим параметрам:

1. Некоторые НПО работают либо только с абхазами, либо только с осетинами, а некоторые и с теми, и с другими;

2. Часть НПО спонсируется иностранными организациями, имеющими представительства в Грузии (но не в Абхазии и Цхинвали) — через эти представительства, а часть из них — иностранными организациями, не имеющими такие представительства в Грузии вообще;

3. Некоторые НПО предпочитают не афишировать свою деятельность и работают, редко информируя СМИ о ходе своей работы, другие же работают публично (мероприятия, как правило, заранее не анонсируются и этими НПО тоже, видимо боясь определенных рисков);

4. НПО можно классифицировать также по степени их приближенности/отдаленности к официальным властям.

Работа практически всех НПО сводится к встречам и круглым столам, изданию бюллетеней, сборников материалов, газет, журналов и книг, а также к созданию документальных фильмов и радиопередач. Встречи в основном проходят в таких странах, где не требуются въездныe визы для российских граждан (например в Турции); государства ЕС из-за грузинских санкций не выдают виз жителям Абхазии и Южной Осетии с российскими паспортами. Абхазы и осетины, в свою очередь, не берут грузинские «нейтральные паспорта», предусмотренные «Государственной стратегией вовлеченности», которые могли бы использоваться для получения европейских виз, Грузия жe не идет на уступки и не признает право жителей отколовшихся регионов, путешествовать с российскими паспортами.


Неполный перечень организаций и проектов с их итогами и перспективами

Институт исследования национализма и конфликтов (руководитель Паата Закареишвили) уже в течение многих лет занимается диалогом с абхазами. Заинтересованные иностранные организации — например, «Ресурсы примирения», «Центр Бергхофа (Concilation Resources, London; Berghof Conflict Research Center, Berlin) и др. поддерживают контакты с Институтом Пааты Закареишвили и сотрудничают с ним. Партнерами «Ресурсов примирения» в Грузии также являются такие организации, как «Атинати» (региональное НПО, базирующееся в Зугдиди и занимающаяся образовательными и социальными проектами среди беженцев, имеет радиовещание), «Go Group» (студия документальных фильмов, директор — Маргарита Ахвледиани, просмотрев сайт этой студии, увидим, что ее деятельность поддерживается также официальными структурами США), «Студия Ре» (студия документальных фильмов режиссера Мамуки Купарадзе, чей документальный фильм о грузино-абхазских отношениях имел большой резонанс в Абхазии, об этом Georgiamonitor тоже сообщал), ассоциация журналистов Post Factum (радиопрограммы для беженцев в абхазском конфликте, пути поиска несилового урегулирования конфликта, программы развития, продукция телевизионных фильмов), Кавказский институт мира, демократии и развития (CIPDD — этот институт фактически тоже американский проект, осуществляемый аж с 1992 года Гией Нодиа) в лице эксперта Марины Элбакидзе.

«Ресурсы примирения» в Абхазии сотрудничает с НПО Центр гуманитарных программ (CHP), Ассоциацией женщин Абхазии, Медиаклубом, «Нужной Газетой», радио «Сома» и другими. Иностранные организации вроде «Ресурсов примирения» выступают не только в качестве спонсоров конкретных мероприятий (круглых столов, издания печатной и электронной медиапродукции), но и в качестве посредников между абхазскими и грузинскими общественными организациями, хотя и прямые контакты между ними сформировались уже давно. Со стороны абхазских НПО на контакты с грузинскими коллегами еще идут Центр гуманитарных программ, НПО Права человека и гражданское общество, Абхазский институт гуманитарных исследований.

Часть грузинских НПО объединена в т. н. сети внутренне перемещенных лиц (IDP) «Синергия» и так или иначе связана с диалогом с абхазской стороны. Список организаций «Синергии» (по вебсайту Concilation Resources):

• Abkhazintercont (Kutaisi)

• Association of Women Entrepreneurs (Kutaisi)

• Atinati (Zugdidi)

• IDP Women’s Association Consent (Tbilisi)

• Ex-combatants Club (Tbilisi)

• Face to Face Georgian-Abkhaz Union (Tbilisi)

• Association Help Yourself (Tbilisi)

• Institute for the Study of Nationalism and Conflict (Tbilisi)

• Association of Journalists Postfactum (Tbilisi)

• Refugee Women’s Union of Tsqaltubo (Tsqaltubo)

• Association Samegrelo-Medea (Zugdidi)

• Saunje (Zugdidi)

• Studio Re (Tbilisi)

• Cultural-Humanitarian Foundation Sukhumi (Kutaisi)

• Teachers’ Union Education and Universe (Kutaisi)

• Women IDPs for Their Rights (Zugdidi)

• Youth Club Our Vision (Kutaisi)

• Youth for Civil Interests (Zugdidi)

Из иностранных организаций отметил бы разные публикации Центра Бергхофа и International Alert о грузино-абхазском конфликте. Как и «Ресурсы примирения», эти организации пользуются доверием грузин и одновременно абхазов.

Проблематикой же конфликта в Южной Осетии занимается вашингтонский George Mason University, проект называется «Точка зрения». Этот проект помимо прочего интересен тем, что во встречах, устраиваемых на турецкой территории, кроме представителей общественности и неправительственных организаций участие принимают и чиновники как с осетинской, так и с грузинской стороны (Южная Осетия была представлена на уровне советников президента, а Грузия на уровне чиновников Министерства реинтеграции — в схожем формате диалога с абхазами после признания их независимости Россией уже нет ввиду отказа абхазских официальных лиц). Диалог идет о конкретных проблемах — обеспечение защиты прав человека в конфликтной зоне, передвижение людей в Ахалгорском районе и т. п. Диалог не очень афишируется, издаются довольно сухие пресс-релизы. Хотя лично у меня возникает скепсис в отношении эффективности этих встреч: например, возьмем пресс-релиз от 6 октября 2010 года, в котором говорится: «В ходе диалога стороны подняли вопрос Зонкарского водохранилища, состояние которого близко к критическому. Участники диалога отметили необходимость предотвращения аварийной ситуации с плотиной». Теперь посмотрим на пресс-релиз от 14 января 2011, в котором процитированное выше предложение повторяется абсолютно идентично. Получается, что в течение более чем трех месяцев ничего предпринято не было и стороны констатируют факты и высказывают пожелания. Но все же проект «Точка зрения» в нынешних условиях уникален и важен уже как факт.

Из иностранных организаций грузино-осетинским конфликтом еще занимается Saferworld, чьим грузинским партнером является Кавказсий центр исследовательских ресурсов (Caucasus Research Resource Center — CRRC). «Сейферуорлд» работает в одностороннем порядке с грузинскими партнерами и не поддерживает тесных контактов с осетинами, это как бы односторонняя поддержка Грузии (говоря условно). Если посмотреть оценки «Сейферуорлда», тиражируемые грузинскими СМИ, будет нетрудно догадаться, что это «прогрузинский» проект. «Кавказский центр» в своей основной деятельности поддерживается USAID и Фондом Сороса.

Отчеты и бюллетени о ситуации в Цхинвальском регионе и Абхазии подготавливает и Международная кризисная группа (International Crisis Group — ICG), при этом не имея офиса в Цхинвали и Сухуми. В отчетах подчеркивается зависимость этих регионов от России. Неудивительно, что CRRC и ICG не пользуются особым доверием в Абхазии и Южной Осетии.

В марте 2011 должен завершиться проект Евросоюза «Engagement Through Dialogue», в котором вовлечены уже упомянутый Центр Бергхофа, а также некоторые евангелистские организации из Европы. С грузинской стороны их партнером является Международный исследовательский центр конфликтов и переговоров Георгия Хуцишвили. Проект теоретически охватывает как Абхазию, так и Южную Осетию. Но это относительно небольшой проект по составу участников. Участников проекта для сравнения ознакамливают с ситуацией в конфликтном Приднестровье, их возят в Тирасполь и Кишинев.

Институт грузино-абхазских отношений, возглавляемый бывшим парламентарием Зурабом Шенгелиа, предпочитает более непубличный стиль работы. Он поддерживает контакты в Абхазии в большей степени с отдельными личностями, нежели с организациями. При этом он получает помощь от представленных в Грузии иностранных организаций вроде Фонда Сороса. Помимо прочего Институт грузино-абхазских отношений финансирует различным абхазским авторам книги. Ранее, задолго до августовской войны, Шенгелиа осуществил при помощи фонда ныне покойного Бадри Патаркацишвили отдых пятнадцати абхазских детей и их родителей в Бакуриани и Тбилиси. В прошлом же году Институт организовал ставшую уже традиционной фотовыставку «Абхазия-2010». Кроме фотоматериалов на выставке была представлена литература о грузино-абхазских отношениях, которая продается в Абхазии. Шенгелиа планирует и далее осуществлять различные проекты в абхазском направлении.

Проект, связанный с молодежью из конфликтных зон, осуществляет Александр Русецкий, директор Южнокавказского института региональной безопасности. Практическими действиями занимается Манана Мебуке, руководительница Союза воинов-инвалидов и супруг павших воинов. Она вместе с Паатой Закареишвили и журналистом Вахтангом Комахидзе (который позже эмигрировал в Швейцарию) посетила Цхинвали в декабре 2009 года и вела переговоры там по гуманитарным вопросам. Осетины грузинской делегации показали разрушенные в ходе войны объекты. Визит грузинских общественных деятелей тогда вызвал гнев представителей властей Тбилиси и подконтрольных им СМИ. Мебуке подчеркивает роль женщин в урегулировании конфликтов, она организовала встречу в Баку женщин-беженцев из Цхинвальского региона с представительницами того же региона — этническими осетинками.

Подытоживая обзор деятельности грузинских НПО и их иностранных партнеров в деле урегулирования конфликтов, можно констатировать пошедшую на убыль, но все же сохранявшуюся активность. Интерес особенно упал со стороны осетин и абхазов, сегодняшние мероприятия и перспективы нельзя сравнить с темы процессами, которые наметились в начале-середине 2000-ых годов между грузинской и с абхазо-осетинской сторонами. Один только т. н. Шляйнингский процесс чего стоит, в рамках которого абхазские и грузинские политики вели откровенный разговор и намечали даже конкретные планы сближения. Пусть этот процесс тогда не вызывал полного удовлетворения, но на сегодняшнем фоне о таких процессах можно лишь мечтать.

Главным недостатком как прежних, довоенных, так и сегодняшних проектов можно считать полное отсутствие в них российской стороны. Правда, что грузинские НПО не доросли до того, чтобы перешагнуть страх и игнорировать истерию грузинских властей, когда речь заходит о контактах с Россией в лице ее официальных или неофициальных представителей. Однако и Россия пока ничего не предложила, не проявила никаких инициатив в этом направлении. Практически все осуществляемые проекты твердо остаются в руках западных организаций, многие из которых в большей или меньшей степени проводят линию своих правительств. Даже если те или иные западные доноры являются независимыми от своих правительств и имеют собственные интересы, позитивные процессы в Грузии в целом ассоциируются с Западом, который в отличие от России успешно создал себе имидж «беспристрастного посредника».

 

Автор выражает искреннюю благодарность господину Паате Закареишвили за очень ценную консультацию


Источник: http://georgiamonitor.org/detail.php?ID=185 

Прочитано 3911 раз Последнее изменение Четверг, 27 Март 2014 18:32

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена