A+ A A-

Роль гражданского общества в грузино-осетинских отношениях

Автор 

Медеа Турашвили 

Разрешите поприветствовать всех и выразить большую благодарность организаторам за приглашение. Тема «Роль гражданского общества в грузино-осетинских отношениях» действительно очень интересна и актуальна, так как мне кажется, что для гражданского общества сегодня возникли новые возможности и необходимо их использовать целесообразно.

Сегодня мне бы хотелось предложить вам критический анализ роли гражданского общества в деле строительства мира в грузино-осетинском контексте.

Начать я бы хотела с общей проблемы гражданского общества в нашем регионе, сделав особый акцент на Грузию.

Если использовать классическое определение гражданского общества, мы увидим, что наше, грузинское и осетинское гражданское общество значительно уступает тому положению, которое дает нам это определение. Согласно определению, гражданское общество является «широким рядом неправительственных и некоммерческих организаций, которые присутствуют в общественной жизни, выражают интересы и ценности своих членов или других лиц, основываясь на этнических, культурных, политических, научных, религиозных или филантропических соображениях». Если переносить каждый из этих компонентов в грузино-осетинский контекст, сложно утверждать, что организации гражданского общества присутствуют в общественной жизни. Также трудно утверждать, что они выражают интересы своих членов или других граждан.

Гражданским обществом считаются общинные организации, неправительственные организации, профессиональные объединения, группы по интересам, благотворительные организации и фонды и т.д. В случае Грузии среди организаций гражданского общества мы имеем довольно сильные и компетентные НПО, но очень слабые организации другого типа. Согласно социологическому опросу, даже эти неправительственные организации пользуются очень низким уровнем доверия в обществе.

Существуют две основные сложности, которые переживают даже сильные НПО, и эти сложности также имеют отражение на вопросах, связанных с конфликтами.

В первую очередь, это отношения гражданского общества с правительством: во времена правительства Саакашвили это были два враждующих лагеря. Правительство успешно осуществляло их изолирование, они были исключены из разработки политики и процесса ее имплементации, их деятельность часто сводилась к мониторингу и реакции постфактум. Кажется, это обстоятельство стало меняться. Видно, что новое правительство более открыто для сотрудничества с гражданским обществом. Однако время покажет, насколько успешно сможет гражданское общество использовать новые возможности.

Второйпроблемой является то, неправительственные организации не смогли продвинуть важные для населения ежедневные вопросы и осуществить их поддержку. Согласно же социологическим опросам, главной проблемой для населения Грузии являются социально-экономические вопросы (в том числе, трудоустройство, налоги, здравоохранение и образование). Грузинские неправительственные организации вообще не работают над этими вопросами. Также, они не смогли охватить более широкое население и мобилизовать их для поддержки своих целей. Они не смогли собрать свою сеть и найти связь с широкой общественностью, что усилило бы их «переговорную позицию» с лицами, ответственными за принятия решений, или другими словами, они бы могли оказывать общественное давление на правительственные органы, требуя от них реакции на общественные нужды. Часто можно услышать критику, что неправительственные организации превратились в элитные группы, которые ориентированы не на изменения, а на получение грантов.

Я бы хотела вспомнить важную и успешную кампанию «Это касается тебя», когда в условиях репрессивного правительства Саакашвили неправительственные организации и граждане объединились в предвыборный период и начали кампанию по изменению выборного законодательства. Организаторы кампании обратились к народу и сказали, что это касается каждого гражданина. Однако свою реальную силу неправительственный сектор показал тогда, когда он обнаружил народ как стоящий за ним субъект и поддержку. Это и определило успех кампании.

Что касается роли гражданского общества в деле строительства мира, вышеперечисленные проблемы стоят одинаково резко как в грузино-осетинском, так и в грузино-абхазском контексте.

В международных дискуссиях и в научной литературе основным вопросом является не то, имеет ли гражданское общество роль в строительстве мира, но как оно может лучше всего реализовать свой потенциал и как продвигать эффективность его работы. Джон Пол Ледерах рассматривает вопросы строительства мира, отдельных акторов и действий в своих знаменитых записках «миротворческой пирамиды». Он делит общество на три слоя: 1) верхушка политической и военной элиты; 2) на среднем уровне расположены НПО, эксперты, академики, интеллектуалы; и 3) на основном уровне общинные организации и лидеры, студенческие группы, организации перемещенных лиц и т.д.

Верховные лидеры могут быть заняты вмешательством первого уровня, например, официальными переговорами и созданием политики, и стремиться к конкретному результату, как например, прекращение огня, обеспечение безопасности, разработка политики конфликта и т.д. Акторы среднего уровня заняты семинарами, тренингами, исследованиями, публичной поддержкой, консультациями и другими мероприятиями для разрешения проблем. Они служат важным связующим звеном между верхним и основным слоями. На основном же уровне гражданское общество бывает наиболее активным, представляет большинство населения, которое каждый день сталкивается с трудностями или конфликтом. Они занимаются рядом миротворческих мероприятий, такими как проекты общинного диалога, лечение травм, местное образование, трансграничный или межобщинный обмен, торговля и т.д. Ученые считают, что каждый из трех уровней играет уникальную роль в миротворчестве. Но они делают особенный акцент на среднем уровне - как звене между чиновниками высшего уровня и, скажем, «простым народом».

Если мы последуем этой схеме и в отношении конфликтов, то увидим, что в гражданском обществе существуют серьезные несовершенства. Во-первых, на сегодняшний день основной уровень общества в принципе исключен из миротворческого процесса (если не считать редкие исключения). В условиях закрытых границ невозможен поиск путей для отношений и сотрудничества между грузинским и осетинским гражданскими обществами. Миротворческий потенциал общества беженцев или населения приграничных сел полностью игнорируется.

Что касается организаций среднего уровня и профессионалов, которые работают для миротворчества, и здесь мы сталкиваемся с той же проблемой: они не смогли повлиять на принятие решений и разработку политики. В период правления Саакашвили организации, работающие в сфере конфликтов, были просто изолированы, исключены из процесса формулирования политики, и дискуссии в связи с конфликтами проходили только в их узком кругу.

Помимо того, что у среднего звена не было связи и влияния на верхнее звено, также не произошло связи с нижним звеном широкой общественности, продвижения их проблем и мобилизации населения. Например, несмотря на то, что многие организации работают и исследуют проблему беженцев, когда в 2011 году беженцев насильственными, незаконными способами выселяли из временных жилищ, на их стороне не оказалось ни одной организации, работающей в сфере конфликта, вообще ни одной организации. Также симптоматичен тот факт, что проходящую на южно-осетинской административной границе демаркацию и связанные с ней гуманитарные проблемы многие неправительственные организации, в том числе работающие в зоне конфликта, обнаружили только в мае 2013 года, несмотря на то, что демаркация началась в начале 2011 года.

Как я отмечала, после смены правительства в Тбилиси гражданское общество получило новые возможности, особенно же в отношении конфликтов. Упустить их будет еще одним серьезным ударом по грузино-осетинским отношениям. Основной задачей является генерирование новых идей и подходов, установление связи с пострадавшим от конфликта населением и продвижение их проблем и донесение всего этого до правительства и общества.

Для этого возможно употребление концепции кампании «Это касается тебя», то есть создание сети или коалиции организаций, работающих в сфере конфликта, обмен информацией о текущей деятельности, координация, планирование конкретных мероприятий по гуманитарным, социальным, экономическим, политическим вопросам и вопросам безопасности, включение и информирование широкой общественности и т.д. Целью коалиции должно быть не определение статуса конфликтных территорий, а нормализация грузино-осетинских отношений, объективное информирование общественности касательно текущих процессов и, самое главное, укрепление таких ценностей, какими являются толерантность, мирное сосуществование, права человека, солидарность, справедливость и т.д.

Такая коалиция лучше сможет сотрудничать с правительством, участвовать в процессе разработки политики, выносить на обсуждение проблематичные вопросы и инициировать в обществе дискуссии по вопросам касательно конфликта.

И наконец,я все же думаю, что любые попытки и сотрудничество гражданского общества могут быть обречены на неудачу, если грузины и осетины не восстановят личные контакты и движение на границе не облегчится. Из-за отсутствия таких контактов, встречи такого типа, в которых я принимала участие, в основном, служат именно этой цели налаживания контактов, а не мобилизации вокруг какого-либо вопроса. Одной из тем сотрудничества грузинского и осетинского гражданского общества может стать именно поднятие и продвижение вопроса о передвижении.

Прочитано 6385 раз Последнее изменение Воскресенье, 16 Ноябрь 2014 23:40
Медеа Турашвили

Старший советник Народного защитника по вопросам прав человека в пострадавших от конфликтов регионах

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена