A+ A A-

Перспективы грузино-осетинских взаимоотношений

Автор 

Георги Канашвили 
 

Несмотря на то, что темой панели являются перспективы грузино-осетинских взаимоотношений, мой доклад несколько выходит за рамки грузино-осетинского «направления» и представляет собой некую попытку обозрения/анализа политики нового правительства Грузии по отношению к конфликтам. Соответственно, во время доклада я затрону как грузино-осетинское, так грузино-абхазское и грузино-российское измерение конфликтов. Все три конфликта очень тесно взаимосвязаны и результаты, показанные по одному из них, отображаются на остальных и наоборот.

Я считаю, что этот подход тем более адекватен, так как правительство Грузии руководствуется приблизительно одной и той же философией по всем трем направлениям.

Философию политики или же философию стратегии нового правительства Грузии условно можно назвать «односторонним движением». Сразу же отмечу, что я полностью разделяю ее содержание и дух и не вижу на этом этапе другой более разумной альтернативы.

Анализ политики нового правительства, наверное, стоит начать с того, что руководителем Министерства реинтеграции был назначен господин ПаатаЗакареишвили. Абхазы и осетины большое значение придают символам и думаю, что первый символ был очень правильно выбран. Господин Паата является тем человеком, который долгое время работает над конфликтами и если кто-то в Грузии добился доверия со стороны абхазов и осетин, то одним из этих людей, несомненно, стал ПаатаЗакареишвили. Он и в грузинском экспертном сообществе всегда выделялся смелостью и творческими (креативными) подходами, из-за чего зачастую становился объектом нападок со стороны различных сил и групп.

Кадровая политика новых властей Грузии выделяется и тем, что кроме ПаатыЗакареишвили в кабинете министров сегодня находятся такие люди, как Ираклий Аласания (министр обороны) – кстати, он уже заявил, что Грузия не нуждается в вооруженных силах для разрешения внутренних конфликтов; и ГурамОдишария (министр культуры), который также был активно включен в процесс диалога.

Это означает, что ПаатаЗакареишвили или же его подходы, как минимум, имеют поддержку двух министров и двух влиятельных партий – Республиканской и Свободных демократов. Кроме этого, публичные заявления премьер-министра подтверждают, что он полностью доверяет и поддерживает взгляды ПаатыЗакареишвили по вопросам разрешения конфликтов. Не стоит забывать и о том, что председатель парламента Давид Усупашвили одновременно является председателем Республиканской партии и его политический вес в Грузии растет изо дня в день. Соответственно, моя первая тема – внутри правительства существует достаточно стабильный консенсус относительно разрешения конфликтов. Хотя ситуация и не является идеальной, существуют определенные риски, к чему я вернусь попозже.

 

Перейдем сейчас к новой политике или инициативам, которые были публично озвучены на протяжении последних шести месяцев.

Общие послания. В первую очередь, нужно отметить, что радикально изменилась риторика в отношении конфликтов и сторон конфликта; достаточно радикальная риторика в отношении России и, по моему мнению, чрезмерные акценты на оккупацию имели серьезное влияние на грузино-абхазский и грузино-осетинский контекст. Важно и то, что новый министр старается изменить название министерства, ведь для абхазов и осетин уже само название министерства вызывает негативное отношение к его работе. К сожалению, президент пока не удовлетворил эту просьбу министра, хотя об этой инициативе уже знают абхазы и осетины. В тексте резолюции, определяющей ориентиры внешней политики Грузии, которая была принята Парламентом, еще раз отмечается, что Грузия намерена решать конфликты только и только мирным путем; вносятся важные поправки в закон Грузии об оккупированных территориях и уже была озвучена инициатива о признании абхазских и осетинских документов документами внутреннего пользования на территории Грузии. Также на основе последних публичных выступлений министра реинтеграции можно сделать вывод, что правительство Грузии намерено признать сторонами конфликта Абхазию и Южную Осетию, хотя пока не совсем ясно в какой форме это произойдет.

Послания осетинам. Прокуратура Грузии начала активную работу по делам пропавших без вести во время войны 2008 года этнических осетин, уже состоялась встреча членов их семей с генеральным прокурором Грузии; предположительно в ближайшее время будут расследованы конкретные дела. Во всяком случае на это чувствуется воля и желание со стороны грузинского правительства. 

Начался процесс по пересмотру дел тех осетин, которые находятся в грузинских тюрьмах. Всего несколько дней назад был освобожден один из наиболее известных осужденных-осетин – Марек Дудаев, что однозначно является жестом доброй воли.

Грузинское правительство выразило готовность начать подачу газа населению Ахалгори без каких-либо предусловий.

Эти смелые шаги тем более заслуживают оценки в то время как почти параллельно с ними мы фактически ежедневно становимся свидетелями арестов граждан Грузии по обвинению в пересечении периметра т.н. границы. К тому же аресты сопровождаются не менее болезненным процессом «укрепления границы».

Естественно, все это вызывает возмущение в грузинском обществе и осложняет задачу правительства убедить собственное население в легитимности проводимой политики.

Послания абхазам. Правительство Грузии больше не проявляет активности и не использует население Гали; было озвучено предложение восстановления железной дороги через территорию Абхазии (этот вопрос несколько выпадает из грузино-абхазского контекста, хотя и является достаточно интересным предложением); важную коррекцию претерпела северо-кавказская политика Грузии, которая создавала неудобства как для правительства России, так и косвенно способствовала/обостряла существующее напряжение в абхазо-черкесских отношениях.

Это список тех конкретных инициатив, которые были озвучены или имплементированы новыми властями на протяжении шести месяцев. Думаю, список достаточно впечатляющий.

Теперь в двух словах хочу коснуться философии политики. По моему мнению, политика новых властей опирается на два основных столпа: а) конфликт, кроме грузино-российского измерения, имеет также грузино-абхазское и грузино-осетинское измерение и существует необходимость проявить серьезные, пусть даже односторонние усилия – в особенности выдвижение на передний план гуманитарных вопросов, что будет способствовать трансформации конфликта в среднесрочной перспективе; б) в параллельном режиме необходимо урегулирование грузино-российских отношений для формирования такой среды, в которой России будет сложным блокировать грузино-абхазские и грузино-осетинские отношения.

Сейчас самое время перейти на то, какую реакцию вызвала новая политика Грузии в России, среди абхазов и осетин. До последнего времени как Россия, так абхазы и осетины находились в достаточно комфортном положении. И этот комфорт им создавали прежние власти Грузии. На любую инициативу они могли ответить – мы не будем иметь с вами дела, так как не доверяем вам, вы, грузины, являетесь инициаторами войны, с 2006 года осуществляете различные деструктивные действия и т.д. и т.п.

Парламентские выборы 2012 года все поставили с головы на ноги, сегодня у власти находится сила, которая критиковала Саакашвили за 2008 год, министром назначен человек с безукоризненной репутацией, да и в общей сложности, люди, находящиеся сегодня в правительстве, всегда проповедовали более либеральные подходы в отношении конфликтов. Хотя, с первого взгляда, мы получили абсолютно противоположную и алогичную реакцию; на позитивные изменения – как из Абхазии, так из Южной Осетии в основном слышно «нет», в лучшем случае – молчание.

Думаю, существует три основных причины подобного поведения, хотя могут быть и другие:

1. Все три стороны конфликта (Россия, абхазы и осетины) ждут завершения перемен в власти Грузии, то есть, президентских выборов. Несмотря на большую вероятность того, что власть окончательно перейдет в руки «Грузинской мечты», они с осторожностью относятся к этому вопросу. Кроме того, выборы в октябре 2012 года и соответственно смена политики стало для них неожиданностью и, с моей точки зрения, до окончания процесса передачи власти в Грузии они попытаются выработать собственную/новую политику. Я считаю, что изоляционизм является временным явлением, может быть они особо не откроются и в будущем, но то, что происходит сегодня с их стороны, мне кажется, не соответствует их же интересам. Думаю, что они это и сами осознают.

2. Попытки правительства Грузии нормализовать грузино-российские отношения вроде бы дают надежду, что Россия позволит грузино-абхазской и грузино-осетинской сторонам начать сотрудничество по определенным вопросам, в основном, в гуманитарном направлении, тем более, что это входит в сферу их интересов. Россию устраивает управляемая ею же стабильность в регионе, и второе – она может этим показать Грузии, что нормальные российско-грузинские отношения означают урегулирование грузино-абхазских и грузино-осетинских отношений на некоторых уровнях. Хотя думаю, что до проведения Олимпиады-2014 в Сочи Россия не готова «открыть» Абхазию и Южную Осетию даже частично. Это доказывается теми действиями, которые осуществляют российские пограничные войска и де факто правительства. Имею в виду утверждение и закрепление де факто границ и реакция де факто правительств на грузинские инициативы.

3. Абхазы и осетины с чрезмерным опасением отнеслись к началу грузино-российских отношений, в особенности, это касается осетин. Исходя из личного опыта, скажу, что примерно три  месяца назад в составе группы грузинских экспертов я побывал на Северном Кавказе, мы провели встречи и в Северной Осетии. Визит был организован российской стороной, но даже визит и такого типа вызвал сильное раздражение в Цхинвали. Думаю, этот конкретный случай хорошо показывает дефицит доверия по отношению к России.

Проанализировав новую политику Грузии по отношению к конфликтам и реакцию других сторон конфликта, я бы выделил три сценария развития грузино-осетинских взаимоотношений:

1.         Сохраняется статус-кво, то есть, за односторонними инициативами правительства Грузии не последует никаких практических результатов. Благодаря усилиям правительства Грузии и его партнерам не происходит признания Абхазии и Южной Осетии со стороны других стран. Все более возрастает влияние России на Южную Осетию и термин «оккупация» все более приближается к его грузинскому пониманию, то есть, местные власти действительно становятся полностью недееспособными и марионеточными. Параллельно с этим социально-экономический уровень в республике благодаря российским субсидиям незначительно улучшается, хотя продолжается выезд населения за пределы региона, в особенности, молодежи.

2.         Приднестровизация конфликта. Усилия грузинского правительства по отношению к Южной Осетии, с одной стороны, и с другой стороны, нормализация грузино-российских отношений вызывают ответные шаги со стороны южно-осетинского правительства. Регион начнет поэтапно открываться как для Грузии, так и для остального мира; посредством диалога решаются вопросы передвижения населения, торговли и другие гуманитарные вопросы. На фоне нормализации отношений из республики прекращается массовый выезд молодежи и намечается позитивная динамика. Серьезную пользу от этих процессов получает и Северная Осетия. Политическая часть конфликта по-прежнему остается нерешенной и Россия сохраняет рычаги влияния на процессы.

Несмотря на то, что для меня второй сценарий является более приемлемым и желанным, думаю, решающую роль все же сыграют следующие факторы:

1)         Перспектива модернизации/демократизации властей Грузии в контексте европейской интеграции, то есть, качество его привлекательности;

2)         Перспектива нормализации взаимоотношений Грузия-Россия;

3)         Победа рационализма над эмоциями и прошлыми обидами в осетинском обществе.

И наконец, думаю, что сегодня на определенный период открылось «окно возможностей», когда со стороны Грузии будут сделаны односторонние, смелые шаги, однако этот шанс будет уменьшаться параллельно со снижением рейтинга «Грузинской мечты». Поэтому необходимо к тому времени, когда популярность правящей силы спадет, получить определенные результаты в отношении конфликтов для того, чтобы широкие массы увидели – альтернативы этой политике нет. Качество успешности этого процесса сыграет важную роль в будущем региона и каждая из сторон обязана сделать все возможное для того, чтобы не дискредитировать идею мирного урегулирования конфликтов.

 

Прочитано 6533 раз Последнее изменение Воскресенье, 16 Ноябрь 2014 23:40
Георгий Канашвили

Исполнительный директор Центра по культурным связям "Кавказский дом"

Последнее от Георгий Канашвили

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена