A+ A A-

Перспективы грузино-осетинских отношений: Взгляд из Тбилиси «По следам демократизации в процессе диалога»

Автор 

Шорена Лорткипанидзе 

Я буду о сказках наверно, потому что после такого эмоционального доклада и дискуссии даже трудно мне сейчас говорить и философствовать о том как можно совместить демократию и процесс диалога. Вот позавчера, когда я получила от Вас Сьюзан вот эту папку и там “Advancing Theory, Working for Change”… вот я думаю, что мы делаем, почему мы здесь - это мы хотим изменений. И все мы и с гражданского общества мы работаем для того чтобы в наших обществах наконец то какие то серьезные, демократические изменения произошли. 

Я когда думала, что я буду докладывать, потому что у меня нет специфического опыта в процессе диалога. Я даже никогда с осетинами не встречалась, но я очень много знала, читала. Мои коллеги работали всегда, я читала их доклады, слушала внимательно и у меня свой опыт работы в Грузии в регионах. Я могу сказать, что хорошо знаю что люди в Грузии думают, что они чувствуют. Мы в центре конфликтологии мы много исследований проводили о ценностях, как изменяется общество, какие трены у нас сейчас, что происходит, что такое демократизация, трансформация? Для  меня демократизация это процесс трансформации – профессионально это очень интересно. Я постаралась что как то с одной стороны посмотреть какие процессы идут в Грузии после Революции Роз и в этом контексте посмотреть какие перспективы диалога. И у меня такое предположение– я думаю, что больше демократии, больше свободы, больше открытости в отношениях и связях, большее осмысление текущих процессов и больше перспектив для планирования.

Когда я припоминаю динамику  грузино–осетинских и грузино–абхазских процессов (то что происходило) это очень было связано с теми процессами и проблемами демократии  в Грузии. Когда ухудшалась политическая стабильность, доверие к политическим институтам, к политической элите в то же время ухудшались диалоговые процессы. Так что я вижу прямую связь между демократизацией и процессом диалога.

Какие ресурсы есть в Грузинском обществе для миростроения? Ну это у нас свободное общество, свободные средства массовой информации, демократические политические институты, демократический контроль над военными силами и сектором безопасности и у меня здесь есть такое понятие гражданского общества – храброе и решительное гражданские общество. Может есть еще другие ресурсы, но я хотела свое мнение, свою точку зрения выразить по этим направлениям.

Что такое свободное общество? Это открытое общество. Для стран пост советского пространства это очень важно. Есть несколько видов, трендов так сказать, укрепления демократии. Это в станах, как наша стана, которые жили в тоталитарном режиме, идет трансформация к демократии. Вот такой переходный этап. И есть еще процесс демократии когда углубляется демократия т.е. она есть а потом развивается. И есть такие станы где такой survival– надо спасать демократию. Для меня Грузия это стана где были моменты, когда надо было спасать демократию, но  в основном у нас есть с одной стороны процесс развития, процесс углубления и моменты когда надо было спасать.

Что я подразумеваю под углублением демократии? Я считаю что одной из главных проблем пост революции в Грузии, было то что пространство для дискуссии в обществе как то закрылось. Можно много дискутировать об этом. Есть люди, мои коллеги и друзья, которые говорят что в обществе такой центральны, так называемый «топ даун» эффект что общество которое в трансформации и которое в процессе интеграции с западом и какие–то националистические, экстремистки явления они очень портят процесс и лучше только говорить о том как хорошо все развивается. И такие подходы были в Грузии. Но я думаю, что лучше иметь открытое пространство, там место есть для всех. И нормальный демократический процесс сам собой балансирует политические мировоззрения. Сам процесс должен быть демократичным.

Одна из перспектив, которую я вижу после этих выборов и изменения власти это то что это пространство как то открылось. Это пространство открылось для всех  и для тех кого я не хочу видеть по телевизору, для тех кого я очень уважаю. Я думаю, что это хорошо и гражданское общество, и нормальные рациональные политики должны помогать развитию вот этого ресурса –  ресурса свободы. Как он может способствовать развитию. Сейчас, когда все открылось, очень важно чтобы наши политики, и гражданское общество и СМИ мы все очень много нашем обществе имели диалога, дискуссию о том как мы видим перспективы. В Грузии у нас никаких перспектив на счет Осетии и Абхазии у нас нету. Много говорят о территориальной целостности, но все таки не хорошо понимаем какие перспективы, нету об этом речи. Очень важно, чтобы было, даже чтобы правительство сказало что «на какое то время у нас нету ну какой перспективы, но мы работаем, чтобы что то потом было». Это очень важно, чтобы люди знали что их ждет.

Демократические политические институты: в этом направлении много чего было сделано. Сейчас после этих пост революционных реформ в Грузии нормально работают политические институты, государственные сервисы улучшились. И у меня есть ощущение, что я живу в нормальной стране, где я себя безопасно сегодня чувствую.

В прошлом году я со своими коллегами писала статью о человеческой безопасности. Было интересно, что в Грузии низкий уровень криминала; на вопрос кому из государственных институтов доверяют грузины люди говорили, что они доверяют полиции. Это очень важно, потому что когда люди себя безопасно чувствуют они больше думают и делают рефлексию о том  что будет с нашими отношениями с Южной Осетией. Эта безопасность дает очень много для того, чтобы лучше думать и реагировать адекватно. Для меня это очень важно и я надеюсь, что при нынешнем правительстве и режиме, это чувство безопасности у нашего общества не будет падать.

Я еще выделила демократический контроль над военными силами и сектора безопасности. Это тоже очень важно. Грузия особенная стана в том что военные у нас никогда не доминировали. Не смотря на то что была война наша стана со своими западными партнерами мы как то постарались, что это демократический контроль как то сохранился, и парламентский контроль над сектором безопасности и вооруженными силами. Здесь тоже есть какая та перспектива для того чтобы… вот Вы, Лира Филлиповна, говорили о том будет ли война. Я думаю, что если мы сохраним эту ситуацию, где гражданское общество, парламент осуществляет парламентский контроль над сектором безопасности и военными силами; если гражданское общество тоже как то вовлечено в процесс реформирования этих институтов, если для СМИ эта вся информация не засекречена мы можем как то контролировать этот процесс. На этом этапе я могу сказать, что этот контроль существует. Я являюсь членом совета при министерстве обороны Грузии, гражданского совета. Мы всегда встречались, даже во время Ахалая. Мы слушали, давали какие то…. Не знаю как они нас слушали, но все таки это хорошо, когда у гражданского общества есть доступ. Это очень важно. Сейчас мы делаем очень интересное исследование – это self assessment toolkit for parliamentarians. Мы делаем исследование как парламент Грузии работает в сферах безопасности и обороны и как парламент оценивает свою роль – представительность, вовлечение в разработки стратегии безопасности, стратегии урегулирования конфликтов. Так что это интересный процесс и после того как мы опубликуем результаты этого исследования они нам сказали, что конечно они будут следовать этим рекомендациям. Может быть это все очень оптимистично звучит, но исходя из своего опыта я хочу здесь поделится своими оптимистическими перспективами потому что это есть. Это зачатки, но все же мы в этом процессе.

Храброе и решительное гражданское общество: почему я употребила слово храброе и что я имею введу? Наша проблема в том что мы как то замкнуты в рамках, ну я о своем обществе говорю, которое не позволят выйти и какие то храбрые решения принимать. Я тут припоминаю Йохана Галтунга и его треугольника (АВС) – отношения, поведение и конфликт, и как надо этот треугольник изменить чтобы была эмпатия.  Мы все говорим о том что у обеих сторон есть боль и надо понимать, что это есть и мы должны понимать друг друга. Надо иметь отношения, контакты и это приведет к тому, что был мир. И не имеет значения какое решение, самое главное чтобы это было мирным путем и не за счет жизни людей и разрушений.

Демократия по себе изолировано не может существовать– это какой то импорт и экспорт идей. На данным момент в мире ничего лучшего нету, никто еще ничего лучшего не придумал. Это очень хорошо что в 1948 году принимали декларацию о правах человека, тогда многие государства говорили, что не существуют универсальные ценности. Конечно они существуют – права человека, право выбора, это все универсально. Демократический контекст дает эту свободу, чтобы говорить что то что универсально и выйти из этих рамок. У меня стратегические вопросы и нужды в этом. Но конечно надо и практические вопросы решать.

Я много думала о модернизации и демократизации и думаю что  модернизация  способствует  укреплению  демократизации. Модернизация это инфраструктура, экономика. Экономическое, социальное, правовое все это вместе уже и есть демократия. Для меня процесс демократии включает модернизацию и я хотел вот это путь видеть в развитии Грузии.

В Грузии после революции роз была попытка углубить демократию путем модернизации, но там такие процессы происходили что какое то время демократия где то отстала. Сейчас мы может что то изменить. Я очень надеюсь на это.

Может я еще возвращаюсь, но когда я этот доклад готовила я смотрела на глобальные индикаторы и позицию Грузии по состоянию политической свободы, права человека и универсальные свободы и независимость суда. Интересно что политическая свобода измеряется не насильственностью и стабильностью политического процесса. У нас не было хороших результатов, но лучше чем у наших соседей (и даже чем у Украины, Молдовы, Белоруссии). Грузия все таки была на гране позитивных результатов. Сейчас я надеюсь, что все эти индикаторы пойдут к лучшему после того как у нас состоялись демократические выборы, переход и т.д.

В 2011 году наш центр провел исследования ценностей Тбилисского общества (т.е. покрывали только население Тбилиси). Мы проводим это исследование каждые два года по методологии разработанной World Values Survey – Ценности Мира. Есть такая методология и институт, который каждые четыре года исследует ценности мира. И было интересно что Грузия своими ценностями не в кластере пост советских стан, а в кластере с таки станами как Аргентина, Бразилия.

Еще я хотела подчеркнуть, что выборная, процедурная демократия очень важна, но это не все. Это не точка где мы должны останавливаться, потому что есть такие демократии где не соблюдается верховенство закона, там коррупция. Мы такого государства не хотим строить. Для нас, для меня и для моих коллег здесь принципиальный вопрос конечно это процедуры. Это часть того процесса развитие которого я вижу – без коррупции, сильные политические институты, демократические институты. В этой системе человек для меня самый главный – его права.

Надо всегда искать эти ресурсы для мира. И эти ресурсы где то не далеко – эти ресурсы в нас, в тех процессах, в динамике которая есть. Очень важна поддержка западных стран. Я вообще не представляю на этом этапе развития мира и Грузии, что без поддержки Запада как бы мы существовали бы. И что важно, что сейчас вот этот закон об оккупированных территориях, много препятствий, но все таки демократия как то в Южную Осетию и Абхазию идет как то…ну не демократия а эта поддержка. Эта поддержка которая нас свела сегодня здесь.  Для такой поддержки мы должны открывать наши границы

И политическая воля наших государств и наших политиков. Что бы мы не говорили о диалоге, о перспективах если нету политической воли ничего не будет. А чтобы была эта воля должна быть responsive democracy – демократия которая базируется на ответственности. Эта дискуссия очень важна, эта открытость нужна и важна. Мы все время говорим от самих себя. Но что есть мы? Мы это телесно, но еще мы читаем, то что мы слышим, какие у нас друзья, какие и нас соседи – это все вместе наша идентичность. У этой идентичности есть много измерений. У нас есть методология из нескольких компонентов – знать, чувствовать, делать то во что мы верим. Это очень важно.

Может быть я сказку вам рассказала, но это какая та теория которая и реализуется но мы должны способствовать изменению в наших обществах. Спасибо.

 

 

 

 

 

Прочитано 5550 раз Последнее изменение Воскресенье, 16 Ноябрь 2014 23:41
Шорена Лорткипанидзе

Менеджер Программы Развития Гражданского Общества, Международный центр по Конфликтам и Переговорам

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена