A+ A A-

Некоторые соображения в продолжении доклада Иаго Качкачишвили на тему: «Общественно-политическая и социальная-экономическая ситуация: Взгляд из Тбилиси»

Автор 

Нино Каландаришвили 

В Грузии прошли президентские выборы, они прошли на ура. И надо сказать, что ситуация и обстановка на этих выборах совершенно спокойная, и совершенно европейская была, и это отмечалось всеми наблюдателями, которые приезжали в Грузию и с большим вниманием смотрели на процессы. Хотя наверно, если очень уж так критический смотреть на ситуацию, вряд ли можно было ожидать каких-нибудь осложнений, так как сам фактор влияния Иванишвили и фактор доверия населения к Иванишвили был столь высок, что кандидат от правившей коалиционной партии, ну наверняка. должен был победить. Хотя результаты выборов, при которых у основной оппозиционной партии «Единого Национального Движения» и его кандидата есть 22%, а у кандидата,так скажем более радикального крыла, – Нино Бурджанадзе всего 10%, также показывает, что ситуация на президентских выборах все-таки была конкурентной.

Сам факт, что ситуация на выборах была для Грузииесли не уникальной, то очень интересной, потому что основная борьба разразилась за второе место. Первое место, как бы было определено, – побеждал кандидат “Грузинской мечты”, а вот борьба за второе место была очень наглядной. Такой поворот событий сам по себе интересен - на президентских выборах не существует победителя в борьбе за второе место  - президент один, у нас нет двух президентов и тем более нет трех президентов. Дело в том, что вышедший на второе место кандидат оформлял свою политическую силу как серьезную оппозиционную силу.  И то, что “Единое Национальное Движение” является сейчас влиятельной оппозиционной силой, и если она будет сохранять свои позиции как реальная политическая сила и не рассосется в разные направления, то это конечно будет серьезным моментом в политической жизни Грузии.

Два слова о Нино Бурджанадзе, которая воспринималась как пророссийский деятель. Естественно, я не ставлю под сомнение ее пророссийскость, но в ходе своей предвыборной компании она не педалировала пророссийскую тему, а больше педалировала на тему восстановления справедливости, что выражалось в ее лозунгах о наказании представителей “Национального Движения” за их серьезные криминальные дела. Этим я просто хочу отметить то, что, как видно, все-таки в предвыборной кампании, даже такой деятель, как НиноБурджанадзе, прекрасно чувствовала, что пророссийские настроения - эта не та тема,педалированием которой можно записать серьёзные очки в свой актив.

Еще необходимо добавить, что к сегодняшнему дню у нас уже есть новый премьер-министр. Это бывший министр внутренних дел Иракли Гарибашвили,и как бы повторяется тенденция – у нас уже второй раз бывший министр внутренних дел становится премьер-министром, хотя надеюсь, что сходство на этом заканчивается. В данном случае интересно то,  что и авторитет Гарибашвили, и авторитет нового президента Маргвелашвили зиждется на авторитете и доверии к Иванишвили, и в случае ухода Иванишвили с политической арены они становятся, не скажу, что номинальными политическими фигурами, но перед их политической карьерой будет стоять очень сложная задача выйти из тени бывшего премьер-министра. На сегодняшний день фактически у нас такой триумвират -  неполитическая фигура, официально не представляющая ни одну политическую партию,- президент страны Маргвелиашвили с представительскими функциями, премьер-министр Гарибашвили, в руках которого сконцентрирована большая власть, и председатель парламента Давид Усупашвили. Из этих троих солидный политический опыт имеет только председатель ПарламентаДавид Усупашвили, и надо отметить, что Парламент также является серьезным рычагом управления при новой конституции Грузии.

В нашем Парламенте наблюдаетсяпёстростьпредставленных политических сил и, на мой взгляд,вполне положительным явлением является и то, что и в политической, и в общественной жизни Грузии полным ходом вошло многообразие. Слово многообразие (плюрализм) я не боюсь повторить, несмотря на то, что в этом многообразии/плюрализме есть цвета и некоторые политические направления, которые для меня, человека либеральных взглядов, не совсем приятные. Но для “Национального Движения” одним из самых серьезных минусов было выдавливание или маргинализация всех тех направлений, которые не укладывались в их мейнстрим (mainstream). Выдавливание не путем дискуссии, обсуждений и традиционных демократических методов, а просто через незамечания, игнорирования или просто выбрасывания за борт.  Естественно, выброшенные за борт явления продолжали работать, усиливаться и возможно становиться одним из таких оплотов контр Саакашвилиевских настроений в обществе.

Правительство Грузии - коалиционное. Коалиционное в том смысле, что правительство формирует коалиционная политическая сила. “Грузинская Мечта” является коалиционной силой и в ней представлены множество партий. Не смотря на то, что основные посты все-таки занимают сами представители “Грузинской Мечты”и всего несколько портфелей имеют представитель, например, партии Аласания или же партии Республиканцев, которые являются по своей сути либерально-демократического толка, все-таки правительство можно считать коалиционным и это тоже новое явление для грузинского политического истеблишмента.

Сможет ли грузинское политическое мышление переварить и удержать эту коалиционность во многом будет также зависеть от той оппозиционной силы, которая будет формироваться среди “Единого Национального Движения”. Смогут ли представители “Единого Национального Движения”, как раз те мыслящие люди, которые и были с самого начал ядром реформации в Грузии, переосмыслить свои ошибки и создать реальную конкурентоспособную политическую силу, во многом будет зависеть развитие ситуации в Грузии.

И последнее, что я хочу сказать. Когда мы говорим о политической ситуации в Грузии, невозможно не отметить, что постепенно страна, которая двадцать два года тому назад вышла из состава Советского Союза,все-таки развивается эволюционным путем. Мы прошли через гражданские войны, через свержение президентов, через революцию и наконец-то дошли до эволюционного развития государства. Выборы в парламент 2012 года и президентские выборы 2013 года все-таки показывают, что страна готова и может менеджментировать свою политическую жизнь путем выборов. И еще одним серьезным показателем политической зрелости ситуации на сегодня является определенная преемственность внешней политики – внешнеполитического вектора в Грузии.Начиная у с Шеварнадзевского периода, даже с ЗвиадГамсахурдия, который. кстати, никогдане говорил, что он не будет смотреть на Запад, и включая сегодняшнее правительство,совершенно четкая ориентация на Запад является определяющим внешнеполитическим вектором. На фоне этого, ситуация, которая складывается в отношении России - уменьшение открытой враждебной риторики и переход отношений к декларированному прагматическому курсу со стороны Грузии - это тоже новое явление, нетрадиционное для Саакашвилиевского правительства. Насколько мы можем удержать этот курс и перевести его в реальные, определённые результаты, хотя как Георги сказал, тут процесс тоже очень важен, особенно в период до и пост–Сочинской олимпиады.

Последнее что я хочу сказать (я уже в третий раз говорю «последнее», но не могу это не сказать) - переход Иванишвили из политики в общественный сектор может быть серьезным вызовом для общественных организаций и для гражданского сектора в Грузии. Приход в гражданский сектор серьезной фигуры с большими финансами и с большим влиянием может оказаться серьезным вызовом и может подмять под себя свободные НПО и то свободное пространство, которое сейчас в Грузии все-таки сохраняется.

Я хочу закончить свое выступление цитатой о четырёх F. Позавчера представитель VVD – Либерально-демократической партии Голландии, в своем выступлении на конференции сказал, что либеральная демократия зиждется на четырёх F. Это –freedomofspeech, freedomofreligion, freedomtovoteandfreedomfromfear (Свобода слова, свобода религии, свобода выбора и свобода от страха ). Свобода слова в Грузии более или менее существует и намного улучшилась; свобода голосования, и конечно же свобода выбора собственных властей не подлежит сомнению, что намного улучшилась; свобода от страха - реально мы видим результаты этого, хотя бы в том. что свободно можем критиковать все и вся по телефону. На втором месте в этом перечислении, и это конечно же не случайно, стоит freedomofreligion. Вот с этим у нас серьезные проблемы. Почему у нас проблемы - эта тема другого обширного доклада и я могу после сессии, за чашкой кофе, об этом поговорить, но не сейчас. Большое спасибо.

 

Прочитано 7095 раз Последнее изменение Воскресенье, 16 Ноябрь 2014 23:41
Нино Каландаришвили

Председатель правления Института по изучению национализма и конфликтов (Тбилиси)

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена