A+ A A-

Общественно-политическая и социальная-экономическая ситуация Взгляд из Тбилиси

Автор 

Иаго Качкачишвили

Всем известно, что за последний год в Грузии произошли фундаментальные политические изменения:

В октябре 2012 года, «Единое национальное движение» отступило после 9-летнего правления и к власти пришла коалиция «Грузинская мечта» под руководством Бидзины Иванишвили. Один год новое правительство провело в режиме  конфронтационной кохабитации с Михаилом Саакашвили;После выборов 27 октября закончился и этот вынужденный режим кохабитации с президентом. У Грузии новый президент- Георгий Маргвелашвили –представляющий лагерь «Грузинской мечты» и являющийся для правительства «своим» человеком.

Несмотря на такие фундаментальные политические изменения Национальное Движение сохранило репутацию самой влиятельной оппозиционной силы страны и роль наиболее острого и трезвого критика правительства.

Какие изменения принесли подобные перестановки или замены политических сил и фигур за  этот один год?

1. Реальную силу приобрёл принцип распределения между ветвями власти, являющийся оплотом демократии и существующий лишь символически во время правления Саакашвили. Это особенно отразилось на судебной власти, которая в постсоветской Грузии никогда не быланастолько независима от исполнительной власти (в частности, прокуратуры), как сегодня. Суд, который был добавкойисполнительной власти, и фактически выполнял заказы прокуратуры, сегодня является её оппозицией, то есть функционирует адекватно. Стоит отметить, что грузинское правительство, несмотря на проигранные в суде процессы, не ставит акцент на предвзятости суда. Это неоспоримый показатель демократической культуры. Кроме того,мы видим  со стороны правительства явные проявления независимости законодательной власти, когда парламент не принимает без критики различные инициированные правительствомизменения в различных областях (образование, здравоохранение и т.д.). И это следует рассматривать как шаг вперед.

2. Нынешнее правительство отказывается от функционирования в революционном режиме, который являлся фирменным знаком правления Саакашвили начиная с «революции роз» вплоть до сегодняшнего дня. Революционный режим не уважает процедурную демократию; Здесь решения принимаются не в соответствии с безличностнымилегальными процедурами, а в соответствии с желаемым развитием событий, когда эту«желательность»определяет узкая политическая элита. Соответственно, когда легальные процедуры не дают возможность эффективного проведения желаемых изменений, процедуры меняются и политической элите присваивается исключительные права. Так власть Саакашвили превратилась в почти абсолютную власть, которая могла принять любое решение. Для достижения такой кондиции власти понадобилось даже неоднократно вносить изменения в конституцию.

Какова ситуация сегодня? Мы видим, что правление больше не ведётся в революционном adhocрежиме. Процессам эволюционного развития способствуют несколько факторов: а) «пёстрость» (негомогенность) правящей коалиции, сосуществование в ней различных политических сил; б) солидное институциональное представительство оппозиции в парламенте, в) распределение полномочий между президентом и премьер-министром,  г) и опять-таки, повышение качества независимости суда и т.д.

Разница между революционным и эволюционным стилем правления нашло свое отражение, например, в отношении к Трудовому Кодексу. При предыдущем правительстве действовал Трудовой Кодекс, согласно которому работодатель мог, без каких-либо затруднений, по своему усмотрению, без каких-либо ограничительных процедур уволить работника. Новый Трудовой Кодекс не предусматривает таких революционных возможностей увольнения и работодатель обязан подчиняться так называемой  «диалектике власти» (Гиденс), то есть учесть интересы работника и власть, идущую «снизу».

3. В период правления Национального Движения был сформирован авторитарный или похожий на него режим, который, выражаясь социологическим термином, был «холистического» характера, то есть ставил знак равенства между государством и обществом (в обществе нет ничего такого, что не контролировалось бы государством, в частности, правительством). Конечно, в Грузии, начиная с 2007 года были большие демонстрации протеста, неправительственный сектор и средства массовой информации активно критиковали правительство, но все помнят и то, что идти на демонстрации было не безопасно,этого избегали работники государственного сектора;с распространением печатных средств массовой информации возникли серьезные проблемы, национальные телеканалы занимались в основном пропагандой, а частные телеканалы–были репрессированы (вспомним вандальское закрытие телекомпании «Имеди» в 2007 году и изъятие спутниковых антенн "Маэстро"в 2012 году). Что касается неправительственного сектора, он никогда не был так слаб, как в период правления Национальное Движения.

Сегодня ситуация существенно отличается в этом отношении: ушло чувство тотальности правительства, его вездесущности и всесилия; Более того: возник прецедент того, что правительство может оказаться слабым перед "обычным" гражданином и потерпеть поражение, если будет вести себя неадекватно. Достаточно вспомнить, как пришлось пожертвовать первому заместителю министра внутренних дел своим постом из-за того, что были  нарушенные права гражданина на неприкосновенность частной жизни (такое было невозможно при предыдущем правительстве). На сегодняшний день возросло качество свободы человека: работая в государственном секторе вполне возможно критиковать правительство. За это не грозит потеря работы; во время телефонных разговоров можно быть открытым и честным;  нет само-цензуры, дабы попытаться скрыть свои политические симпатии во время социологического опроса и.т.д.

Кстати, по степени демократии Грузия по оценке FreedomHouse никогда не выходила за пределы  так называемых «Гибридных режимов», то есть категории полу-демократических стран.

4. Меняется риторика внешней ориентации по отношению к таким чувствительным политическим субъектам,  как, с одной стороны, Россия  и  с другой стороны, Абхазия и Южная Осетия. Это риторика ориентирована на партнерство, в отличие от риторики предыдущего правительства, которое выражалоотчуждение и игнорирование. «Грузинская Мечта» говорит о участии абхазов и осетин в процессе решения проблем, и не считает, что ключ к решению проблемзаключается в интеграции с международными структурами (НАТО, ЕС). Правительство Саакашвили пыталось урегулировать отношения с абхазами и осетинами путём оказаниямеждународного давленияна Россию, сегодняшнее правительство выступает за прямые отношения с конфликтными регионами. Конечно, главное в том, как будет институционализирована эта риторика в реальных политических действиях, что изменится в законодательстве, какие политическо-государственные  модели будущего сосуществования будут предложены грузинским государством, и т.д. Позиции нового правительства по всем этим вопросам общественности пока неизвестна.

Перед какими основными вызовами стоит новое правительство?

1. Бидзина Иванишвили, который является основным автором всех этих изменений, - уходит в ближайшие дни из политики. Мотивация ухода Иванишвили из политики сама по себе здравая: Он говорит, что хочет стать "гуру" грузинской политики и его уход должен поощрить самостоятельную работуи ответственность правительства. Хотя, влияние Иванишвили на нового кандидата в премьер-министры (Гарибашвили ) настолько велико, что многие опасаются –не станет ли уход Иванишвили номинальным и не сохранит лион рычаги власти,и тем самым не создаст ли «теневую политику», когда  стоящий в «тени» правит, однако снимает с себя  ответственность. Тем более,  что в одном из последних писем к грузинской общественности Иванишвили заявил, что, несмотря на его уход из политики, он останется гарантом  эффективной работы правительства.

2. Конечно, важным вызовом для нового правительства остается улучшение социально-экономических условий страны. Несмотря на то, что правительство Саакашвили  часто апеллирует ростом  валового внутреннего продукта (ВВП), на двухзначное число ( 11% ), однако статистикой является также и то, что «Грузинская мечта» «приняла» Грузию суровнем абсолютной бедности почти в 41%.  Во время планирования государственного бюджета на 2014 г. акцент был сделан на проведение социальных проектов (в следующем году и без того удвоенный грузинский бюджет по здравоохранению и социальной защите возрос на 355 000 000 лари и составил в общей сложности 2миллиарда 700 млн. лари). Тем не менее, возросшие финансы только инструмент для позитивных изменений; главное, будут ли эти деньги рационально потрачены на проекты устойчивого развития.

3. Несмотря на несомненно положительную тенденцию использования правовых механизмов и процедурной демократии, эта практика все еще хрупка и не создает социальное наследие, то есть она не подкреплена институциональными механизмами. Примеры: случаи непотизма в правительстве; несоответствующее реагирование на ущемление прав различных меньшинств; безапелляционное закрытие в последнее время некоторых ток-шоу на общественном канале и др.

Будущее покажет, как ответит новое правительство на эти вызовы .

Прочитано 8673 раз Последнее изменение Воскресенье, 16 Ноябрь 2014 23:41
Иаго Качкачишвили

Член правления Института социальных исследований и анализа (Тбилиси)
Профессор социологии, заведующий кафедрой социологии и социальной работы факультета социальных и политических наук Тбилисского государственного университета

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена