A+ A A-

Общественно-политическая и социально-экономическая ситуация: Взгляд из Цхинвала

Автор 

Дина Алборова 

Новое правительство Южной Осетии получило очень тяжелое наследство. Это проблемы 20-летней давности, проблемы войны 2008 года, проблемы коррупции, проблемы невосстановленного хозяйства и урезанное финансирование. Вот в таких рамках правительство должно решать огромный ворох проблем и вопросов. Естественно, это невозможно осилить и это создает очень негативный фон в обществе.

В своем докладе я буду опираться, в основном, на два документа. Это, первое, результаты исследования «Женщин Южной Осетии за демократию и защиту прав человека», которое мы проводили, и экспертный опрос Центра стратегического развития «Перспектива» по состоянию общественно-политической ситуации. Я думаю, это два основных документа, которые, в принципе, показывают общую, не очень радужную картину этой ситуации. Во-первых, я хотела сказать, что наша фокус-группа (мы проводили фокус-группы во всех районах и несколько фокус-групп в Цхинвале) и все они показали, что население пребывает в сильной депрессии. И конечно этому есть несколько причин. Одна из причин - это развал СССР, грузино-осетинская война 1989-90, 2004, 2008, разрушенная инфраструктура, жилой фонд, беженцы, разворованные заводы и фабрики, экономическая миграция, «утечка мозгов». Это все нанесло очень большой удар по экономике. 20 лет общество жило в постоянном напряжении и ожидании войны. Неопределенность и страх влияли на то, что, если и развивался бизнес, то это был только мелкий бизнес - в основном вот это челночная торговля, в то время как средний и крупный бизнес не могли развиваться в таких условиях. Это понятно. И конечно же упал очень сильно уровень образования и культуры.

Конечно же 20 лет состояния войны, где ограничены права и свободы, где фактически не работали законы и не было надежды на беспристрастный и объективный суд и царило кумовство, - все это укоренило в сознании людей неверие в верховенство закона. Сегодня ситуация, к большому счастью, изменилась и меняется в отношении суда, потому что если раньше суд был практический придатком Генеральной прокуратуры, где указывалось какие решения должен выносить суд, или же было большое давление со стороны исполнительной власти, то сегодня прокуратура уже не вмешивается в решение суда и исполнительная власть уже меньше давит на процессы принятия решения суда. К тому же я знаю, что готовится закон выборности судьи в Конституционный суд, который…почему-то его пока у нас нет. Конституция есть и в Конституции прописано наличие конституционного суда, но он создается и вот сейчас готовятся законы под это дело. И это тоже хороший показатель. Я сейчас говорю о причинах депрессии, в которой прибывает наше общество, к сожалению. Конечно, это и вопрос ценностей, как оказалось, потому что те ценности, которые были у людей, они в течение вот этих более 20 лет были разрушены, и образовался некий такой вакуум ценностный и необходимо было заполнять какими-то другими ценностями. И тут произошёл очень интересный процесс: одни заполнили эти, скажем так, пустоты…начали искать в прошлом, в каких-то национальных традициях, обычаях - то, что мы мхдах, привлекая их как бы в свой ценностный ряд. Другие же заполнили это более такими современнымикакими-то ценностными ориентирами.  Но, конечно, есть определённая часть людей, которая не смогла найти свои ценности в этом мире, где рухнули одни и невозможно для себя найти другие. Вот эта категория сегодня очень тяжело переживает всю эту ситуацию. Некоторые начали заполнять алкоголем и наркотиками вот эти вакуумы. (Вопрос: А религией?)Религией тоже, но это не такая большая часть, которая бы вот…. К большому сожалению, этим воспользовались многие религиозные секты, которые в свои ряды притянули очень многих людей. Это тоже конечно есть.

И естественно, одним из таких показателей депрессии - это неоправданные ожидания.  Общество связывало огромные надежды, особенно то, что касается момента признания, и что дальше, т.е. были определенные надежды. Но вместо того, чтобы общество восстанавливалось после разрушительных войн и шло вперед, развивая государственные институты, экономику, социальную сферу, культурно-образовательный сектор, власти использовали те огромные суммы, которые присылались из Российской Федерации не по целевому назначению, создавая коррупционные схемы, по которым утекали деньги, за что никто до сих пор не понес справедливого наказания. Но мы все-таки надеемся, что эти люди буду привлечены и будут наказаны. (Вопрос: Они в России?) Да, они в России и пока что нету договоренности между правоохранительными органами, прокуратурой…сейчас, по-моему, начали подписывать какие-то соглашения, и не было этого, чтобы Россия выдавала своих граждан. Но, по–моему, ситуация сейчас меняется - подписываются какие-то договора, готовятся, и мы все надеемся, что все это будет подписано и завтра уже Россия начнет выдавать своих граждан.

Ну вот еще одно нереализованное предвыборное… уже о предвыборных обещаниях….было два особо крупных обещания, которые так и не реализовались. Первое - это принятие закона о местных органах самоуправления и их выборности. Парламент так и не принял этот закон, хотя он… (Реплика: Закон есть, только он заморожен)…он, заморожен, да, потому что у них нету механизмов, т.е. они не разработаны - каким образом будет работать, как будет делегироваться эта власть с центра на места, материальные какие-то вопросы, финансовые, вот это распределение… но до сих пор этот закон не тронут, он в принципе не работает.

В принципе, как я сказала, я буду опираться на два таких документа, и наша фокус-группа, которую мы проводили, конечно же, она показала то, что общество ждет этого закона. Хотя очень противоречивое мнение в обществе тоже существовало по поводу выборности и процедур и того, что будет происходить. Ну естественно, первое, что я хочу сказать, что это тоже у нас прописано в Конституции –что у нас есть органы самоуправления и то, что они выбираются. В Конституции это прописано. Но это пока не работает. Второе - то, что было обозначено, то, что население лучше знает, кого оно хочет в качестве непосредственного органа руководства на местах. Очень важный момент - это момент ответственности, т.е. ответственность перед собственным выбором тех, кто выбирает, и ответственность того, кого избрали, перед теми, кто его избрал. Вот эти механизмы очень четко были проговорены –то, что имеет очень большое значение. И следующее - то, что мы отметили, что для нас очень важно, - это механизм включения общества в жизнь страны через работу их с местными органами самоуправления. И это очень важно, т.е. они включаются в общественную жизнь через них.

Конечно же были и моменты такие…. что в принципе недоверие….Почему именно выборность? Потому что есть недоверие к критерию назначаемости. Какие критерии существуют, чтобы назначать, например, глав местной администрации или глав каких-то сельсоветов и т.д. Очень важным показателем для нас был тот факт, что, с одной стороны, общество ждет вот этого закона и оно как бы готовo, но, с другой стороны, общество отмечает, что оно не готово к выборности органов самоуправления. Было очень хорошее выражение, что народ должен повзрослеть в политическом смысле этого слова, и тогда эти выборы будут проходить, как надо. И во всех лейтмотивом проходит по обоим исследованиям, вот то, что я говорю, вот этим документам, - это страх перед расколом общества, то, что показали наши президентские выборы, когда был очень большой раскол и была агрессия и т.д., Вот страх перед этим как-то тормозит людей к тому, чтобы выборность сегодня все-таки была.

Некоторые считают, что это ничего не изменит в обществе  - вот эта выборность, и наличие местных органов самоуправления, так как нет никаких материальных ресурсов, т.е. что сейчас не работают местные администрации, потому что у них нет никаких финансовых ресурсов, что и дальше будет то же самое – они ничего не могут сделать, потому что у них не будет никаких ресурсов. И что самое важное, это отмечалось, что сегодня нет политической воли, с одной стороны, – со стороны властей, потому что все-таки назначаемость, она контролируется, и ответственность тех, кто работает, она не перед людьми, не перед населением, для которого они работают, а перед теми, кто их назначает. Соответственно, очень многие проблемы, они не поднимаются, как показали наши исследования, потому что люди хотят и дальше работать на этих местах, поэтому проблемы обычно замалчиваются. С другой стороны, нету жесткого требования со стороны общества, т.е. гражданское общество у нас тоже не требует того, чтобы это произошло. Оно пассивно в отношении выдвижения своих каких-то требований. Но это конечно же связано и с тем, что гражданское общество у нас очень слабо развито. Я даже думаю, что о какой-то институционализации довольно сложно сказать, произнести это слово в отношении того состояния гражданского общества, которое, к сожалению,существует сегодня в Южной Осетии. И в принципе, я согласна с этим тоже, что многие отмечают, что выборность она тогда хороша, когда есть сильное гражданское общество, которое будет контролировать процесс открытости и правдивости этих выборов. Сегодня у нас пока приглашенные товарищи контролируют это процесс, к сожалению. И кончено же наличие некой клановой системы, когда мы ставим тех, кого мы ставим – родственники, друзья, товарищи.

Следующую проблему, которою можно было бы отметить в общественно-политической ситуации, - это закрытость властей и необходимость ее реформирования, и вообще реформирования политической системы. Система управления осталась прежней. Она в принципе неплохо работала в экстремальной ситуации,в которой мы как-то прибывали – в состоянии войны, но в состоянии мирного времени такая система в принципе тормозит развитие, усугубляет проблемы, которые накопились в обществе.

Я не могу сказать, что политическая элита не хочет изменений. Я не могу это сказать, но у меня такое чувство, что у них некая растерянность и незнание того, что делать дальше – какие реформы, где? Может быть это проблема того, что вдруг это все пустится на самотек и приведет к каким-то разрушающим действиям, я не знаю, но есть некая такая растерянность. Тем более, что надо учитывать, что политическая наша элита пришла из советской системы управления, у которой нет иного опыта, кроме как вот этого советского опыта. Это то же имеет важное значение. С другой стороны, общество, само говоря о свободах, о правах человека, о равенстве перед законом, не имеет представления от том, как это должно работать, т.е. механизмы, т.е. само общество, оно неграмотно в этом смысле. И конечно в этой ситуации огромную роль играют институты гражданского общества, но они очень слабы, как я уже говорила, но в принципе они должны, в первую очередь,взять на себя,  например, такие вопросы, как advocacy или гражданское правовое образование каких-то определенных слоев населения. Что касается самого общества, я должна отметить конечно же, что само общество в Южной Осетии довольно закрыто. И это тоже несет в себе угрозы. Особенно это касается информационной сферы. Чем закрытее общество, тем больше возможностей для дезинформации вокруг нее и тем легче создавать вообще непривлекательный образ Южной Осетии вне, и это конечно же очень отрицательно влияет и на имидж страны в целом, и на дальнейшие процессы развития, и в том числе признания – то, что Южная Осетия сегодня к этому стремится.

Конечно, существует непонимание пользы открытости и тесной работы с журналистами и общественностью. Чем более открыта система, тем меньше в ней возможностей для коррупционных схем, тем больше доверия к власти со стороны общества. Но пока сегодня, как-то общество и власть, она несколько в закрытых друг от друга режимах. Общество сегодня в Южной Осетии, оно довольно политизированное и конечно же постоянно подозревает власть во всех преступлениях против человечества, против народа, против человека и так далее. Так как предыдущая власть себя очень скомпрометировала, с коррупционными скандалами продемонстрировав свою безнаказанность. Поэтому, конечно, всегда эти подозрения остаются по отношению к власти.

Про НПО, я не знаю говорить или не говорить, но раз общественно–политическая ситуация, надо наверное сказать, что очень слабо развиты у нас институты гражданского общества и  несмотря на то, что около 100 организаций зарегистрировано в Министерстве юстиции, на самом деле работающих будет не более десяти, даже меньше. В самых даже действующих организациях нет организационной финансовой устойчивости. Большинство этих организаций выживают за счет своих лидеров и живут от проекта к проекту. Это, конечно же, очень плохо влияет на финансовую и организационную стабильность, на устойчивость и, конечно же, развитие организации. Но с другой стороны, НПО тоже оказались в таком … выставляться в таком свете, и в принципе есть конечно же правда в этом, что они тоже закрыты в том отношении, что общество о них мало что знает. И конечно же, это связанно со СМИ. Но так как в Южной Осетии печатные и теле-радиовещания - это государственные СМИ, то доступ к ним ограничен. Но то что касается интернет ресурсов, то здесь - это очень большое поле информационное для неправительственных организаций, но в этой связи, к сожалению, скажу, что не у всех в Южной Осетии есть доступ к интернету элементарно, и поэтому они мало что могут почерпнуть для себя из средств массовой информации.

Это вот немножко об общественно–политической ситуации. Что касается экспертной оценки, которая была проведена, то тоже очень интересные результаты мы получили. Результаты показали, что общественно-политическая ситуация находится в некой напряженности  всвязи с приближающимися парламентскими выборами, которые будут в мае будущего года. Вот второе обещание, Георги, о котором ты меня спрашивал, предвыборное, это было изменение в законодательстве, которое касается самого Парламента – закон о Парламенте. Потому что было обещано, причем всеми политическими силами, - изменения в законе и переход от пропорциональной системы к смешанной. Этого не случилось, к сожалению. И фактически система, вот эта пропорциональная система, она фактически не имеет механизмов отзыва, что для людей очень важно, потому что мы все-таки очень небольшое общество и люди голосуют за личности, но не столько за политические партии, тем более, что политические партии протаскивают такие фигуры в парламент, за которые люди бы не голосовали. Но так как другая система, то что имеем, то и имеем. Поэтому сегодня Парламент стоит очень далеко от своего населения и практически нет никаких взаимосвязей. И для общества ключевым вопросом является вопрос ответственности и вопрос механизма отзыва. Поэтому, как бы для того чтобы развивать партийную систему, все-таки нужен элемент пропорциональности, но все-таки как бы поэтому невозвращение к полной мажоритарной системе, а именно к смешанной, потому что необходимо поддерживать развитие и многопартийной системы тоже, здоровой культуры политической. (Реплика: А в Абхазии напротив совсем, там мажоритарная система, целиком мажоритарная в общепартийной тоже). Но в общем-то выступаем за смешанную систему, чтобы было право и у тех, и у этих.

Преимущественно большинство экспертов, как показала эта оценка, оценивали предстоящие парламентские выборы, как очень напряжённые. И в этой связи главной угрозой назывались раздробление и дезориентация общества в результате появления большого количества политических партий. Около пятнадцати политических партий, которые в принципе имеют право участвовать уже, они нормально зарегистрировались, как положено, они уже имеют это право - принимать участие в … ну естественно, есть барьер, там будут другие вопросы, кто пройдет, не пройдет. Но тем не менее, я думаю, что все из них изъявят желание побороться за кресло в Парламенте. Но тем не менее, все выразили мнение, что скорее всего выборы будут проходить в условиях борьбы известных личностей, т.е. главы политических партий, но без каких-то интересных программ и идей. Т.е. это все-таки будет борьба личностей. (Вопрос: Правящая партия какая?) Уже никакая. У нас нету правящей партии. Была, но с уходом бывшего президента эта партия тоже распалась и она перестала быть. (Вопрос: Бывший президент собирается баллотироваться?) Ну он открыто об этом пока не заявил, но есть подозрения, что все-таки… но он имеет, конечно же, свое влияние определенное, причем я хочу вам сказать, что наши последние опросы показали, что его авторитет очень сильно возрос, рейтинг его…(Реплика: Больше 22%?) Не знаю как 22%, но тем не менее, что меня конечно же удивило, но тем не менее это факт, что рейтинг его растет. Мы начинаем все забывать, и скажем так….не знаю (Реплика: В противовес  недовольству этой властью). Скорее всего, как протестные какие-то вещи. Но из старых партий, конечно же, у нас 4 традиционные наши партии. Это коммунистическая, «Фыдыбаста», «Единство» и «Народная». Вот с «Единством» конечно большие вопросы, потому что они…во–первых, там произошел раскол и одна часть, она ушла с бывшим президентом из этой партии, а у тех, кто остался, в принципе, особых политических дивидендов нет пока во всяком случае. Что касается новых политических партий, то фактически только единственная партия «Единая Осетия», она о себе периодически заявляет, делает какие–то акции, какие–то шаги, ну чтов принципе экспертами рассматривается уже как предвыборные заявления о себе. И в принципе они набирают очень неплохое количество сторонников. Я думаю, что у них скорее всего есть право на жизнь в Парламенте – наверное будет.

Есть, конечно, и дестабилизирующие моменты,конечно, в обществе и одним из таких элементов было названо отсутствие необходимой законодательной базы и проблема с применением существующих законов. Это, конечно же, сегодня пока что есть такая проблема. И о стабилизирующих факторах общественно–политических. Это, первое,- присутствие физической безопасности, связанная с отсутствием военной угрозы присутствием военных России. Именно в связи с присутствием российских военных баз есть как бы…(Реплика: отсутствие страха, определенное присутствием)... да, отсутствие с присутствием. И конечно же, тут обозначился один такой фактор, который может быть спорный или нет, - это то, что основные политические акторы были представлены нынешним руководством во власти. Я, например, не считаю это стабилизирующим фактором… (Аудитория попросила повторить). Присутствие во власти основных политических акторов, т.е. тех, которые боролись за власть – все политические акторы присутствуют сегодня во власти. И это было тоже отмечено, как таким стабилизирующим фактором. Но эта стабильность имеет очень хрупкую основу и есть даже такие предположения, что вот этот хрупкий стабилизирующий фактор, он может быть нарушен во время выборов в мае будущего года.

Конечно же, было отмечено некое потепление, улучшение в сфере свободы слова. Ну здесь можно спорить конечно, потому что некоторые журналисты утверждают, что стало хуже, а некоторые утверждают, что стало веселее. Еще одна большая проблема, которая отражается на социально–политической составляющей - это кадровый вопрос. И кадровый голод на всех уровнях, он является одним из дестабилизирующих факторов и факторов, вызывающих большое недовольство со стороны общества к власти. Что касается социальной сферы, хотя работа идет в этом направлении, нельзя не отметить, что бюджетникам была повышена в разы заработная плата, особенно в сфере образования и здравоохранения. В принципе преподаватель университета сегодня в среднем получает около 500 евро, это средняя... да в месяц. В сфере медицины – там, конечно, меньше изменений, но это вызывает очень большое недовольство, потому что, с одной стороны, есть какие-то запрещающие разговоры о том, чтобы не ездили, например, в Тбилиси за медицинской помощью, но с другой стороны, альтернативы не предоставляются в лице развития местного здравоохранения. Хотя есть стремление, работа идет, но не в таких масштабах, которые сегодня требуются населению. Несмотря на то, что открываются всякие новые лаборатории, но диагностику в наших условиях, элементарную диагностику очень тяжело сделать и люди выезжают или в Нальчик, или во Владикавказ, или в Тбилиси, или куда-то, чтобы получить качественную медицинскую помощь.

Я в своем докладе еще отметила одну организацию, которая имеет очень важное значение –  называется «Стыр Ныхас». Это Высший совет осетин, он был создан еще 1993 году, был зарегистрирован, но сегодня у него 172 отделения по всему миру, включая США, Канаду, Йемен, Новую Зеландию и т.д. К чему я вспомнила эту прекрасную организацию, к тому, что весной будущего года, уже очень скоро, в городе Цхинвал пройдет 8–ой съезд «Стыр Ныхаса» и состоится Всеосетинский молодёжный форум. Молодые осетины со всего мира соберутся и это очень значимо для нас, для Южной Осетии такое очень крупное мероприятие.

У меня, конечно еще, много чего есть, но наверное этого достаточно.

 

Прочитано 8694 раз Последнее изменение Воскресенье, 16 Ноябрь 2014 23:42
Дина Алборова

Руководитель неправительственной организации "Агентство социально-экономического и культурного развития", политолог

Мультимедиа


Copyright 2012. Все права защищены, при копировании материалов с сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Вход или Регистрация

Вход

Регистрация

Регистрация нового пользователя
или Отмена